Главная / Аналитика / Анализ, мнения, обзоры / Мнения экспертов

Энергосервисный контракт всегда выгоден потребителю

Еще по теме: Энергосервисные услуги

Закон об энергосбережении, с одной стороны, дал импульс для развития энергосберегающих технологий, а с другой – подтвердил правильность энергоэффективной стратегии многих компаний. В ОАО «Мосэнергосбыт» этой темой занимаются уже давно. Насколько успешно, чего удалось добиться, какие задачи еще предстоит решить – на эти вопросы отвечает генеральный директор ОАО «Мосэнергосбыт» Петр Алексеевич Синютин.

Энергосервисный контракт всегда  выгоден потребителю

Петр Алексеевич, какую роль специалисты Мосэнергосбыта сыграли в Законе об энергосбережении?

Наши специалисты в качестве экспертов принимали участие в его разработке, работали в группах Министерства энергетики, Госдуме, выступали на парламентских слушаниях. Хочу отметить, что энергосервисный контракт, прописанный в этом законе, начал внедряться в компании семь месяцев назад, когда закон был только в проекте. То есть мы работали с опережением.

В чем суть энергосервисного контракта?

В энергосервисе мы видим перспективу развития Мосэнергосбыта, это своего рода инструмент развития. Дело в том, что наша компания воспринимает энергосбережение не как повинность или обязанность, а как бизнес, возможность заработать деньги, оказывая услуги нашим клиентам. Именно на этой деятельности планируем зарабатывать серьезную долю в чистой прибыли.

Есть мнение, что программа энергосбережения работать не может, потому что на нее государство не выделяет денег. Ваше мнение на этот счет?

Совершенно правильно. Суть энергосервисного контракта и заключается в том, что он открывает источник финансирования энергосберегающих программ. Мы спрашиваем клиента, хочет ли он заниматься энергосбережением и сэкономить на этом деньги? Если ответ да, то даем ему деньги в виде рассрочки на определенный срок. Клиент может не платить за электро- энергию два месяца, а эти деньги тратить на энергосберегающую программу, которую мы вместе с ним разрабатываем. В счет этой программы он экономит свои средства. А деньги, которые были использованы на энергосбережение, возвращает нам с процентами, делясь той прибылью, которую заработал. То есть мы не скрываем, что хотим заработать на клиенте.

Мы сделали два типа энергосервисных контрактов. Первый – типовой, до двухсот тысяч рублей, такие контракты продаются через наши отделения. Любой предприниматель, владелец малого бизнеса, будь то небольшой магазин, ресторан или прачечная, может выбрать себе любые энергосберегающие мероприятия. К примеру, такие, как установка теплонакопителей, многотарифных счетчиков, замена люминесцентных ламп или ламп накаливания на светодиодные. Все эти решения есть. Для этого подписывается энергосервисный контракт, обеспечивающий взаимовыгодное сотрудничество между потребителем и Мосэнергосбытом.

Второй вариант энергосервисных контрактов – индивидуальные, они тоже востребованы. Первый пример – металлургический завод «Электросталь», цена контракта 36 млн. рублей. К тому моменту, когда появились идеология и технология энергосервисного контракта, у них уже был готовый проект, осталось найти деньги. Эту проблему решил Мосэнергосбыт, и проект пошел.

Для кого предназначены индивидуальные контракты? Это зависит от масштаба предприятия?

Как правило, индивидуальный контракт заключается с предприятиями, у которых платеж за электроэнергию составляет от 200 тыс. до 1 млн. рублей, то есть с крупными. Потому что там технология очень специфична.

Как правило, мелкий бизнес, бюджетные организации выбирают типовые решения, потому что они недорогие. Однако потенциал энергосбережения в типовых решениях составляет не меньше 50%.

А товарищество собственников жилья может заключить энергосервисный контракт?

Представители ТСЖ были первыми, кто откликнулся. Потому что это люди, которые реально считают деньги. Их бизнес не очень рентабельный, и, чтобы выжить, приходится считать каждую копейку. Они и выяснили, что такое сотрудничество выгодно. К примеру, проекты по замене освещения окупаются за год-полтора. Это хорошие показатели.

Как вы думаете, энергосбережение эффективно при комплексном подходе или хватит и дифференцированного?

К комплексной программе относятся как к штампу. Каждое мероприятие, которое приносит прибыль или экономию, заслуживает того, чтобы его выделяли в отдельную программу и финансировали. Подход здесь простой: знаешь, как экономить воду, – внедряй мероприятия по воде; знаешь, как экономить тепло, – внедряй мероприятия по теплу; знаешь, как экономить все, – внедряй, действуй.

А до этого проводите энергоаудит?

Только там, где это необходимо. Если клиент отказывается от аудита и заинтересован в финансировании проекта, на этом и договариваемся. Энергоаудит проводит специальное подразделение Мосэнергосбыта – Технический центр. Специалисты выезжают на место, делают заключение и предлагают конкретные решения.

Как вы работаете с населением? Ведь в России нет культуры бережного отношения к энергоносителю.

Это, скорее всего, не отсутствие культуры, а отсутствие навыков. Мало у кого получается усвоить простую истину: из-за неправильно поставленной на плите кастрюли из семейного бюджета уплывают деньги. Эти вещи никто не увязывает. Когда это доказываешь на деле, отношение сразу меняется. Экономия электроэнергии – это не комплекс специальных мероприятий, это повседневное поведение. Для наглядной демонстрации экономии электроэнергии в Мосэнергосбыте создан Центр энергосбережения, который выполняет информационную функцию. Для учеников проводятся уроки энергосбережения – для этого с Департаментом образования Москвы подписано соответствующее соглашение. Есть специальные курсы для домохозяек, где женщинам рассказывают, как можно сэкономить электроэнергию, правильно используя бытовые приборы.

И это усваивается легко?

Да. Слушательницы курсов вдруг обнаруживают, что то, что они делают ежедневно, оказывается, они делают неправильно. Я, когда сам в первый раз пришел и послушал, понял, что кашу варю на плите неверно: диаметр кастрюли меньше диаметра конфорки. Из-за этого сгорает лишняя электроэнергия, уходят лишние деньги. С женой провел инструктаж, кстати говоря.

Но очень часто разговоры об энергосбережении сводятся к лампочкам: вот сейчас лампочки поменяем, и жизнь у нас изменится. Как вам такой подход?

В лампочках действительно скрыт огромный потенциал. Ведь это же целая отрасль промышленности, отрасль бизнеса. Люминесцентная лампа гораздо лучше лампы накаливания. Но проблема утилизации, проблема ртути и люминофора не решена сегодня. Да, светодиодная лампа – это изделие, которое по энергоэффективности еще лучше. У нас в российской промышленности я знаю по крайней мере два завода сегодня: МПО «Светлана» в Питере, которое имеет полную технологию от выращивания кристалла светодиода до изготовления промышленного светильника, и завод «Инкотекс» в Москве, который тоже начал делать конкурентные светильники, лампы. Это только первые шаги.

Лампочки – это серьезная инжиниринговая задача для промышленников, энергосервисных компаний, для быта и даже для правительств – регионального и федерального уровня, потому что, повторяю, проблема отходов не решена. Но нельзя все сводить к лампочкам. Возьмем «Московский метрополитен». Это наш крупнейший клиент. Там прекрасно знают свой основной ресурс по энергосбережению – это рекуперация – использование энергии при торможении поездов для выработки электрической энергии. И там активно этим занимаются, инвестируют крупные средства. Мы тоже участвуем в этой программе.
При этом в метрополитене занимаются и освещением: в этом году модернизировали 25 станций, тоже с нашим участием.

Энергосбережение в крупной промышленности – это прежде всего замена неэффективного оборудования.

Вы имеете в виду не только электрическое оборудование?

Всего. Технологического оборудования в первую очередь. Потому что электрическое оборудование, если оно правильно рассчитано, не приводит к серьезным потерям электроэнергии. Поэтому мы видим задачу энергосервиса в системной замене одного технологического оборудования на другое – более энергоэффективное.

Скажите, есть ли возможность решить проблему неплатежей? Ведь на сегодня эта тема объективно составляет проблему.

Я могу отвечать на этот вопрос применительно к своей компании ОАО «Мосэнергосбыт». И до кризиса, и в период его нам удалось не допустить лавинообразного роста неплатежей. Для наших клиентов были созданы такие условия, при которых не платить за электроэнергию было невозможно. Использовались все технологические аспекты, работала комиссия по отключению. К сожалению, число клиентов, которых пришлось отключать, возросло. Среди них бюджетные организации, организации ЖКХ. Но именно наша принципиальная позиция в этом вопросе позволила удерживать дебиторскую задолженность в пределах восьми–десяти дней, и это нормальная ситуация. Сегодня есть проблемы в первую очередь с компаниями жилищно-коммунального хозяйства Московской области.

Но все-таки удержать лавинообразный рост было не просто? Это огромная, системная работа?

Совершенно верно. Порой приходится слышать, мол, потребители платят только потому, что это московский сбыт, то есть играет роль статус компании. Не согласен. Мне довелось работать в энергосбытовых компаниях в других регионах, и могу с уверенностью сказать: платят не потому, что это Мосэнергосбыт, а потому, что проводится большая работа. Мы в неделю ограничиваем пять тысяч бытовых клиентов. Согласитесь, это очень много. Это значит, что надо прийти к каждому из них, произвести отключение, оставить об этом информацию, провести сверку задолженности и опять приехать, чтобы включить. Это целая история, но люди в ней участвуют. Поэтому с неплатежами мы справились, а сейчас разрабатываем специальную программу по извлечению задолженности. Акционеры рекомендуют вернуться к такой процедуре, как банкротство, и правовое управление будет этим заниматься.

Какие формы организации энергосбытовых компаний наиболее эффективны?

Возможны различные формы, важно, чтобы они соответствовали действующему в Российской Федерации законодательству. В мировой практике сбытовые компании работают чаще в составе интегрированных компаний, работают и самостоятельно. Что касается Мосэнергосбыта, то компания эффективно работала и в составе «Мос- энерго», и сейчас. Это говорит о том, что самодостаточный технологический механизм может работать в любых условиях. Здесь принцип – «не навреди».

Каковы мотивы для создания объединенной компании, кроме желания объединиться?

Так сложилось, что сбыты, выделяясь в каждом регионе, начали работать самостоятельно. Первые два года ушли на то, чтобы понять, сможем ли мы вообще выжить. Потом поняли, что можем не только выжить, но и получить прибыль. Оценили собственную мобильность, гибкость. И появился эффект самодостаточности и изоляции. В результате технологические вопросы начали решать в разных компаниях по-разному. Это, естественно, разная специфика, разная технологическая база, разное программное обеспечение, разный биллинг и так далее. Поэтому мы далеко ушли друг от друга в технологиях. Появление «Объединенной энергосбытовой» закономерно, за три месяца я узнал специфику работы Саратовской, Питерской, Тамбовской сбытовых компаний. Убежден в том, что эта объединенная компания поднимет качество обслуживания клиентов и экономическую эффективность сбытов, которые в нее входят. Мы же не ездим перенимать плохой опыт, ездим перенимать хороший. Чему-то учатся у нас, чему-то учимся мы, внедряем новые решения, в результате повышаем качество, а соответственно – и капитализацию каждого из сбытов. Удовлетворены все: акционеры, клиенты, а что еще нужно менеджеру компании?

Существует расхожее мнение, что большим компаниям-монстрам легче захватывать рынки. Вы с этим согласны?

А что такое – захватывать рынки? Давайте разберемся на примере. С 1 декабря этого года Мосэнергосбыт начал вести расчеты с абонентами города Лобня Московской области. До этого там работал перепродавец. Что случилось после «захвата» этого рынка? Первое: на этой территории начали действовать стандарты Мосэнергосбыта. Второе: туда перенесен наш клиентский офис, и жители Лобни получили возможность обслуживаться в любом из ста двадцати трех офисов. Они получили возможность оплачивать электроэнергию в любом торговом центре Москвы. Никто не станет спорить, что это удобно. Когда глава местной администрации услышал эти аргументы, он принял решение в пользу Мосэнергосбыта. Возникает вопрос, кто проиграл от «захвата» этого рынка? Лично я проигравших не вижу.

Ходят разговоры о неизбежном монополизме. Как вы к этому относитесь?

В самом монополизме не вижу никаких угроз. Возьмите государственную, кстати говоря, компанию Vattenfall, которая занимается всем: генерацией, сбытом, сетями, теплом. Это крупная и эффективная компания, которая работает в столице Германии Берлине и держит весь рынок. При этом никто не кричит о монополизме. Или другой пример – «Электрисик де Франс», которая, по разным источникам, контролирует от 80 до 90% рынка, в том числе и сбыт. Здесь главный критерий, наверное, эффективность. Мы сейчас далеки от монополизма, потому что на территории России работает триста-четыреста сбытовых компаний.


Более актуальная задача сегодня – консолидация. Надо добиться того, чтобы конкурировали, скажем, не Мосэнергосбыт и Лобненский энерго- сбыт (понятно, что это не конкуренция), а крупные игроки на этом рынке. Тогда это будет приводить к реальной борьбе за клиента, к росту стандартов обслуживания, от чего в конечном итоге выигрывают все.

Расскажите про систему электронного клиента.

Эта работа ведется в двух направлениях. Во-первых, клиент в режиме онлайн получает доступ к информации о тарифах, условиях заключения договоров и многому другому. Для этого заходит на клиентоориентированный сайт, который, кстати, постоянно дорабатывается, знакомится с электронным прейскурантом «Энергосервис» и выбирает любую услугу, будь то проект электроснабжения или проведение электромонтажных работ, а затем делает заявку, отправляя ее в электронном виде. Во-вторых, для юридических лиц есть такая услуга, как личный кабинет клиента. Не выходя из офиса, можно отправить в электронном виде показания электросчетчика, получить счет и оплатить его. Мы пока не сделали возможной работу, связанную со счетами-фактурами, процесс замедлился из-за необходимости внедрения электронно-цифровой подписи. Считаю, что из всего необходимого технологического общения процентов на восемьдесят клиент может делать в электронном виде. Кстати, по нашим опросам, 70% клиентов-москвичей готовы весь сервис получать в электронном виде.

А в идеале 100%?

Безусловно.

Какими вы видите перспективы для компании?

В ближайшее время мы будем развиваться в рамках Объединенной энергосбытовой компании, которая будет являться управляющей компанией. Думаю, что в результате Мосэнергосбыт будет обрастать дополнительными активами в виде энергосбытовых подразделений в Московской области и, возможно, в ближайших регионах. Мы заинтересованы в расширении, акционеры нас в этом поддерживают.

Как у вас выстраиваются отношения с губернаторами?

Я с удовлетворением отмечаю, что как с правительством Москвы, так и с правительством Московской области складываются конструктивные отношения. Мы участвуем практически во всех программах, которые касаются электро- энергетики, начиная от тарифного регулирования и заканчивая энергосбережением и сервисом. Не вижу здесь каких-то неразрешимых проблем и считаю, что и производственные, и личные отношения с представителями власти установились. Для любого руководителя и бизнесмена отношения с людьми – это самая главная и самая непростая задача.

Источник: деловой журнал "Энергополис", декабрь 2009 г.

Автор:

 

Обсуждение

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →