Главная / Аналитика / Организация энергосбережения / Энергоаудит

Энергоаудит. Мониторинг госзакупок. Анализ и мнения экспертов

Еще по теме: Организация конкурсов и аукционов

На сайте тематического сообщества «Энергоэффективность и Энергосбережение» приведен анализ госзакупок по объявленным тендерам на энергоаудит. Данные получились весьма пестрые и разные. В отчете приведены сведения о госзакупках по различным регионам страны и различным мотивациям в связи с заказом на энергоаудит. Сбор и обработка материалов организованы модератором Тематического сообщества «Энергоэффективность и Энергосбережение» Александром Мартыновым.

Энергоаудит. Мониторинг госзакупок. Анализ и мнения экспертов

Энергоаудит. Данные мониторинга

В связи с тем, что основная доля организаций, обязанных провести энергоаудит, приходится на государственный сектор, видится полезным провести анализ структуры и объемов госзакупок, проведенных в сфере энергоэффективности.

Сбор и обработка материалов организованы модератором Тематического сообщества «Энергоэффективность и Энергосбережение» Александром Мартыновым.

Общее количество проанализированных сообщений о госзакупках, которые можно отнести к сфере энергоэффективности, составило:

  • в июле — 143 на сумму 842 млн. руб.,
  • в августе — 276 на 883 млн. руб.,
  • в сентябре — 586 на 1512 млн. руб.,
  • в октябре — 854 на 1204 млн. руб.
  • в ноябре — 909 на 1827 млн.руб.

В ноябре прирост числа объявленных тендеров относительно октября был не столь значительным, но сумма выделяемых государственными и муниципальными органами средств выросла почти в 1,5 раза.

рис 1 госзакупки

В проанализированной совокупности тендеров значительная часть приходилась на госзакупки энергетических обследований. Однако в общем числе размещенных госзаказов доля этой категории услуг последовательно сокращалась (с 86% в июле, до 41% в сентябре‑октябре и 33% в ноябре). Роль энергообследований в структуре затрат снижалась не столь последовательно, в силу того, что в сентябре были проведены значительные по объему закупки для неотложных технологических мероприятий приуроченных к началу отопительного сезона. К ноябрю доля затрат на обследования в госзакупках снизилась до 22% (28% в октябре, 33% в августе).

рис 2 госзакупки

В обзоре за октябрь мы обратили внимание на различия в динамике и уровне минимальных цен госзаказов, в которых по итогам обследований предусмотрена подготовка паспортов зданий. В начальный период кампании энергообследований паспорт, как элемент заказа, фигурировал лишь в 30% тендеров на энергоаудит. К сентябрю доля госзаказов, прямо требующих разработки паспорта повысилась до 46%, а в ноябре этот показатель составил уже 51%. Снижение доли заказов на энергообследования «вообще» (без паспорта) отражает снижение неопределенности формулировок госзаказа, которые все более определенно требуют разработки паспортов.

По поводу отмеченной особенности С.А.Матченко, генеральный директор ООО «ЯНЭНЕРГО», написал в Тематическое сообщество:

«По закону 261‑фз (статья 15, пункт 6): «...По результатам энергетического обследования проводившее его лицо составляет энергетический паспорт и передает его лицу, заказавшему проведение энергетического обследования...». То есть, в законе совершенно четко прописано, что энергетическое обследование (закон не использует термин «энергоаудит») должно однозначно завершаться составлением энергопаспорта, если по результатам нет энергопаспорта — значит, сделано что угодно, но не энергетическое обследование в соответствии с законом 261‑фз (например, проведено технико‑экономическое обоснование мероприятий по энергосбережению, разработана программа повышения энергоэффективности и т.п.). Вполне вероятно, что часть государственных заказчиков некорректно формулировала (как минимум) названия конкурсов, однако, если вчитываться в конкурсную документацию, то становится понятно, что энергопаспорт заказчики требуют всегда, даже если в названии конкурса фигурирует слово «энергоаудит» и нет слова «энергетический паспорт». Я, конечно, не претендую на обзор всех конкурсов, вполне вероятны исключения (бывают такие конкурсы, что при прочтении документации совершенно непонятно — чего именно хочет заказчик, какая‑то каша в голове), но это скорее исключения чем тенденция.»
С.А.Матченко, генеральный директор ООО «ЯНЭНЕРГО»

В обзоре тендеров за октябрь мы также обратили внимание на странную тенденцию опережающего роста цен на энергообследования «вообще» по сравнению с работами предусматривающими разработку паспорта. Для обследований, не предусматривающих разработку паспорта непосредственно на уровне формулировки названия заказа, цена заказа к октябрю превысила цену заказа с разработкой итогового документа почти в 2.4 раза.

Появление большого числа объявлений с расплывчатыми и неконкретными формулировками предмета заказа, видимо, насторожило не только нас. Уже в ноябре заказы на энергообследования стали более точно указывать на необходимость разработки паспорта, а средняя цена неконкретно сформулированных заказов опустилась, а заказов более определенных — выросла.

рис 3 госзак

Признаком того, что это была осмысленная реакция чиновников, является динамика числа регионов, которые размещали недостаточно конкретные заказы. До октября включительно количество регионов размещавших заказы в формулировках, которых не уточнялась необходимость разработки энергопаспорта, росло с опережением темпов роста числа регионов конкретно заказывавших разработку энергетических паспортов. В ноябре сразу 23 региона прекратили публикацию госзаказов без уточнения о необходимости подготовки энергопаспорта. Более ответственный подход к описанию содержания госзаказа проявился в росте средней цены работ, прямо предусматривающих паспортизацию.

рис 4 госзак

Независимо от того, была ли это реакция на наш анализ или странности в тендерных объявлениях были замечены другими специалистами и органами, но восстановление логичных пропорций цен и повышение точности формулировок заказов, безусловно, отражают позитивные изменения на рынке энергоаудита.

Дополнительную информацию о формировании рынка энергетических обследований дает распределение объемов средств по регионам. Чтобы удобно было сопоставлять активность энергетических обследования в больших и малых регионах, мы нормировали сумму госзаказов за прошедшие 5 месяцев мониторинга тендеров на численность населения.

рис 5 госзак

Удельные расходы на энергообследования (руб/чел) за июль-ноябрь 2011 г.

рис 6 госзак

Средняя цена госзаказа на энергетическое обследование (млн.руб.)

Для заключительного сравнения влияния госзакупок на формирующийся в регионах рынок работ и услуг в сфере энергоэффективности зданий приведена карта соотношения стоимости госзаказов на энергетические обследования к общей стоимости госзаказа на работы и услуги для энергосбережения в зданиях.

рис 7 госзак

С.А.Матченко генеральный директор ООО «ЯНЭНЕРГО», сделал несколько замечаний к материалам мониторинга госзакупок, которые важны для понимания особенностей информации, содержащейся в тендерных объявлениях и их интерпретации.

Тенденция на снижение цены подготовки энергопаспорта подмечена в обзоре верно. Однако если рассматривать заголовки конкурсов надо понимать, что в рамках одного конкурса может обследоваться 1 маленький объект, занимающий 1 встроенное помещение, а может быть «мега»‑конкурс на целый округ (республику, край и т.п.), в котором сотни (500...1000) объектов, бывает весьма территориально удаленных/разбросанных и непростых по своему составу. Начальная (максимальная) цена конкурса и цена договора (контракта) — зачастую очень разные вещи, т.к. очень широко встречается откровенный демпинг. Например, объявляется запрос котировок с начальной ценой контракта 499 тысяч за большой объект, а выигрывает фирма, предложившая цену, скажем, 100 тысяч (что для крупного объекта мало), и такое падение цен в 4‑5 раз — не редкость. Фирм на рынке много, многие только выходят на рынок, не имеют никакого опыта работы, кто‑то — откровенно «сидит без работы» и пытается ухватиться хоть за что‑то, отчаянно демпингуя.
С.А.Матченко генеральный директор ООО «ЯНЭНЕРГО»

Во‑первых, необходимо понимать, что минимальная цена тендера НЕ является ценой энергетического обследования единичного конкретного объекта, часто это цена целого блока обследований.

Во‑вторых — особенность использованного материала в том, что приведенные в обзоре госзакупок средние значения цен не учитываю огромное число заказов единичной стоимостью менее 100 тыс. рублей. Это завышает оценки среднего значения цены.

Энергоаудит в регионах Северо‑Запада (Архангельская область, С‑Петербуг)

В 2011 году впервые в областном бюджете и бюджетах крупных муниципальных образований области были предусмотрены средства на проведение обязательных энергетических обследований объектов социальной сферы. Учитывая, что это первый опыт проведения таких работ, годовые бюджеты были спланированы без учета возможных реальных сроков проведения работ по энергоаудиту.

При выделении средств на второй квартал тендера проводились в апреле, или даже в июне, срок выполнения работ по контракту составлял от 21 до 30 дней, отопительный сезон к началу работ завершен, а по условиям финансирования все работы должны быть завершены в текущем квартале. Энергоаудитор, который соглашался на такие условия, изначально вводил Заказчика в заблуждение: в указанные время и сроки проведение качественного энергоаудита невозможно.

Самое слабое звено многих энергоаудитов — разработка энергоэффективных мероприятий. Вместо разработки мероприятий — их простое перечисление (зачастую тексты берутся просто из сети Интернет), при этом эффективность мероприятий не рассчитывается, а просто оценивается некими, неизвестно откуда взявшимися процентами. Кроме того, часть предлагаемых начинающими аудиторами мероприятий, просто либо не нужна, и даже вредна, либо вообще не может быть реализована в силу особенностей используемых технологий.

Мы специализируемся на социальной сфере (зданиях детсадов, школ, больниц) имеем 7 летний опыт экспресс‑энергоаудитов по программе «ключевые числа» норвежской компании ENSI, который дешевле и быстрее, чем полный инструментальный аудит. Не смотря на то, что у норвежцев по другому считаются объемы помещений (и еще ряд данных), международные финансовые институты вполне нормально их воспринимают. По крайней мере, когда в Петропавлоске‑Камчатском делали программу сокращения бюджетных расходов средствами экспресс‑энергоаудита, IFC (подразделение Мирового Банка, занимающееся инвестициями в энергоэффективность) приняла наши оценки без вопросов.

С.А.Матченко, генеральный директор ООО «ЯНЭНЕРГО», в своих комментариях в адрес Тематического сообщества написал о ситуации в С‑Петербурге. «По нашим ощущениям, по прошествии почти двух лет после выхода 261‑го федерального закона, паспортизацией охвачено не более 5‑10% объектов, подлежащих обязательному обследованию, в основном по причине отсутствия денег на проведение энергоаудита. Сейчас (по состоянию на конец октября 2011 года) — процент обследованных объектов еще меньше (даже по Петербургу!). Есть, правда, районы/города/республики и т.п., где «процент паспортизации» куда выше, но в целом картина примерно соответствует описанной. С учетом того, что основная масса работ по российским традициям делается ударными темпами в конце 4‑го квартала, наверное — по 2011‑му году где‑то выйдем на указанные показатели — 5..10% от общего числа подлежащих энергоаудиту. Конечно, следует отметить, что первые 3 СРО (№№001‑003) были внесены в реестр Минэнерго только 6 августа 2010 года, то есть — первый год действия 261‑го закона почти весь «выпал», так как без членства в СРО никто не имел права официально заниматься деятельностью по энергоаудиту. Более того, еще примерно полугода ушло на выработку взаимодействия в рамках цепочки «заказчик‑энергоаудитор‑СРО‑Минэнерго». Впрочем, четкие правила приема паспортов со стороны Минэнерго не выработаны до сих пор».

Эксперты о сложившейся ситуации с качеством энергетических обследований

На рынке энергоаудита существенную часть заказов выигрывают аффилированные с заказчиком/чиновником фирмы часто с неквалифицированным персоналом. В своем комментарии Е.Г.Гашо (к.т.н., доцент МЭИ, НП «Энерго‑эксперт‑Инжиниринг») также отметил проблемы «изготовления» энергопаспортов не выходя из офиса, заполнения данных без расчетных/измерительных процедур, использования типовых компьютерных программ неквалифицированными исполнителями.

— «Есть сообщения, что некоторые СРО проводят особую экспертизу энергопаспортов, поступающих от своих фирм‑учредителей. А зачем их принимали? И кто оплатит эти расходы?

Что касается школ, то из внешнего их осмотра, как правило, понятно и без дорогостоящего аудита, что надо делать: при наличии средств сократить очевидные энергетические потери».

По мнению А.Н.Галуша, генерального директора НИС‑энергосервис: — «Сегодня, к сожалению, некоторым руководителям проще заплатить деньги для того, чтобы иметь энергетический паспорт, им неважно, насколько данные, фигурирующие в этом документе, реальны. К тому же и наличие энергопаспорта пока никто не проверяет. А учитывая недостаточное количество «серьезных» заказов, недобросовестные энергоаудиторы готовы составить за небольшие деньги энергопаспорт, даже не выезжая на объект.

По моим наблюдениям, энергетические обследования проводят как раз бюджетные организации, если им для этих целей выделяют финансирование. А вот коммерческие организации с энергоаудитом не торопятся: мероприятие это довольно затратное, а санкций за отсутствие энергетического паспорта на законодательном уровне пока не предусмотрено. Хотя, конечно, именно они должны быть заинтересованы в правильном анализе энергопотребления предприятия, поскольку это позволяет выявить дополнительную экономию финансовых средств, затрачиваемых на энергоресурсы.

Что касается качества энергоаудита, то бороться с профанациями при энергетических обследованиях для бюджетных организаций можно: например, сделать обязательным внедрение энергосберегающих мероприятий (хотя бы малозатратных), рекомендованных по результатам энергоаудита. Так оно изначально и задумывалось: разработка энергетического паспорта должна стать первым шагом для проведения энергосервисных работ. Тогда к составлению энергетического паспорта ответственно будут подходить все: и заказчики, и сами аудиторы.

Менять ситуацию нужно на законодательном уровне: вводить штрафные санкции за отсутствие энергопаспорта и устанавливать сроки выполнения рекомендаций энергоаудиторов, жестко контролируя это выполнение.»

Н.В.Антонов, канд. эк. наук, главный эксперт ЗАО «Агентство по прогнозированию балансов в энергетике» (АПБЭ) высказал свою оценку проблем на рынке энергоаудита. «Думаю, основная причина — отсутствие гарантированного эффекта от выполнения предложенных аудиторами рекомендаций. Большая часть руководителей бюджетных учреждений уже осведомлена о высокой стоимости мероприятий по энергосбережению и проблемах с окупаемостью основных технических (не организационных!) мероприятий, о том, что совсем не просто внедрить рекомендованные мероприятия и получить эффект (финансовый результат). Опираясь на собственный опыт проведения масштабных проектов по модернизации жилищного фонда в РФ за счет зарубежных средств, могу утверждать, что добиться на деле потенциального эффекта очень не просто, это зависит от слаженной работы по всей цепочке: поставка коммунальных ресурсов нужного качества — выбор и поставка оборудования — его монтаж и обслуживание (крайне важно!) — фиксация результатов и формирование на этой основе финансовых потоков у конечного потребителя. Также, по‑видимому, в глазах потенциальных заказчиков аудита нет «критической массы» положительных примеров реализации комплексных мероприятий по энергосбережению и мало фирм, имеющих за плечами большой объем проведенных аудитов, добрую репутацию и гарантирующих эффект. Все это в итоге превращается в лишнюю «головную боль» для руководителя бюджетной организации, который будет нести ответственность за принятые после аудита решения.»

В.К.Сыркин, канд. техн. наук, генеральный директор ООО «Энергосбережение» (Хабаровск): — «В настоящее время используется только одна схема выполнения энергоаудита: энергоаудитор высылает заказчику чистые формы энергетического паспорта, заказчик заполняет его как сможет. Данные вводятся энергоаудитором в компьютерные формы, прикладывается список типовых мероприятий, распечатывается отчет, ставится печать и отправляется заказчику вместе с актом выполненных работ. Эта мошенническая деятельность почему‑то называется энергоаудитом.

Электронные аукционы показывают, что фирмы, взявшие на вооружение этот нехитрый алгоритм, готовы продавать свою печать за любые деньги, сколь угодно малые. Это ставит серьезные профессиональные организации перед выбором: либо игнорировать энергоаудит бюджетной сферы, либо играть по правилам мошенников. Мы для себя выбрали первый вариант: работаем только с теми, кому энергоаудит необходим для проработки крупных инвестиционных программ.»

 

Обсуждение

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →