Главная / Аналитика / Анализ, мнения, обзоры / VIP. Позиции и мнения

О возобновляемых источниках энергии и перспективах их использования в России. Интервью с академиком Безруких П.П.

Еще по теме: Общие вопросы развития альтернативной энергетики

Энергетика настоящего базируется на нефти и газе. Промышленность требует сконцентрированных источников энергии. Но запасы прошлого не бесконечны. Человечество уже на пороге готовности к сбору и концентрации в необходимую мощность энергии Солнца, воды, ветра, Земли. Это энергетика будущего, энергетика, основанная на возобновляемых и экологически чистых источниках энергии. Сайт «Портал-Энерго.ru» обратился с просьбой об интервью к доктору технических наук,академику,заместителю генерального директора Института энергетической стратегии, Безруких Павлу Павловичу. Вопросы задавал руководитель сайта Коваль С.П.

О возобновляемых источниках энергии и перспективах их использования в России. Интервью с академиком  Безруких П.П.

Павел Павлович Безруких, специалист в области возобновляемой энергетики, доктор технических наук, академик–секретарь секции «Энергетика» РИА, председатель Комитета ВИЭ РосСНИО. С 1959 года, по окончании МЭИ, работал на объектах гидроэнергетики, мастером электромонтажного управления Братскгэсстроя. С 1961–го, в качестве инженера, старшего инженера, ведущего инженера–конструктора института «Энергосетьпроект» занимался наладкой и пуском в работу электрооборудования и гидроагрегатов Братской, Рыбинской, Можайской, Кременчугской гидростанций, участвовал в шеф–монтаже и наладке ГЭС Меттур–Туннель в Индии.

Уважаемый Павел Павлович! Принято условно делить источники энергии на возобновляемые и невозобновляемые. К классу возобновляемых отнесены часть возможностей получения энергии, которые образуются в результате притока солнечной энергии, часть источников геотермальной энергии, часть вторичных источников энергии, образующихся в результате деятельности человека. Каким образом Вы бы определили категорию «Возобновляемые источники энергии» и какие основные источники энергии Вы бы отнесли к этой категории?

Возобновляемые источники энергии (ВИЭ) – это источники на основе постоянно существующих или периодически возникающих процессов в природе, а также жизненном цикле растительного и животного мира и жизнедеятельности человеческого общества.

Первая часть этого предложения – это классическое, общепризнанное определение. Вторая, подчеркнутая часть, это мое добавление, которое, по сути, расшифровывает понятие “биомасса”.

Постоянно существующие или периодически возникающие процессы в природе – это энергия солнца, энергия ветра, энергия рек и водоемов ( потенциальная и кинетическая), энергия приливов и волн, геотермальная высокопотенциальная энергия.

Особым многообразным видом энергии является биомасса, включающая в себя природные и специально выращенные растения и леса (дрова), отходы животноводства, птицеводства, растениеводства, отходы перерабатывающей пищевой промышленности. Особым видом биомассы являются твердые бытовые отходы, сточные воды городов и населенных пунктов, специально выращиваемые водоросли.

Согласно классическим представлениям о возобновляемой энергетике первичных (исходных) возобновляемых источников энергии всего три: энергия Солнца, Энергия земли и энергия орбитального движения нашей планеты в солнечной системе.

В свою очередь энергия Солнца, кроме собственно “солнечной” энергии, частично превращается в рассеянную низкопотенциальную энергию воды, воздуха и поверхностного слоя земли. Часть солнечной энергии “обеспечивает” круговорот воды в природе и является основой гидравлической энергии рек; следующая часть превращается в кинетическую энергию воздуха (ветер), вызывающую также волновое движение водных масс; и последняя часть солнечной энергии через процесс фотосинтеза является основой растительного мира, который, в свою очередь, является пищей травоядных животных и насекомых.

Энергия Земли – геотермальная энергия является результатом процессов в ядре Земли и проявляется в виде парогидротерм с температурой выше 100оС, геотермальной вод с температурой до 100оС, а также через тепло сухих пород толщи земной коры.

Энергия орбитального движения нашей планеты (энергия гравитации) проявляется в виде приливной энергии.

Энергетику, основанную на использовании ВИЭ можно отнести к малой энергетике? Что относится к категории «малая энергетика» и какова должна быть доля энергетики, основанной на ВИЭ в малой энергетике?

Возобновляемую энергетику в целом нельзя отнести к “малой энергетике”. В мире уже существуют ветровые электростанции мощностью 750МВт, солнечные фотоэлектрические станции мощностью 60 МВт, геотермальные электростанции мощностью 750 МВт, электростанции, использующие биомассу, мощностью 250 МВт.

Возобновляемая энергетика может быть как “малой”, так и “большой”.

В работе, выполненной под моим руководством в 1993 году, по заданию министра энергетики Шафраника Ю.К. и утвержденной им 3 ноября 1994 г., которая называется “Концепция развития и использования возможностей малой и нетрадиционной энергетики в энергетическом балансе России” предложено определение “малой энергетики”. Это определение никем не оспаривалось вот уже 20 лет. В работе сказано: “К малым гидростанциям относятся ГЭС мощностью до 30 МВт с агрегатами мощностью от 0.1 до 10 МВт и диаметром рабочего колеса турбины до 3 м”. Этот же критерий (мощность электростанции до 30 МВт и агрегата до 10 МВт) был принят для отнесения к разряду “малых” тепловых, дизельных и прочих электростанций. К малым атомным электростанциям относятся установки единичной мощностью от 10 до 40 МВт.

А в теплоэнергетике к малым относятся котлы и котельные общей тепловой производительностью до 20 Гкал/ч.

Почему необходимо развивать возобновляемую энергетику в России?

К выводу о том, что возобновляемая энергетика является одним из путей выхода из кризиса, зарубежные политики и экономисты пришли, по крайней мере, два десятка лет назад, выделяя огромные субсидии и осуществляя всевозможные меры стимулирования развития этой отрасли. Можно просуммировать мнения многих российских специалистов, в пользу развития возобновляемой энергетики в России, не смотря на то, что наша страна является крупнейшим экспортером всех видов органического топлива.

К таковым относятся:

  • возобновляемая энергетика (ВЭ) - это наиболее быстрый и дешёвый способ решения проблем энергоснабжения (электроэнергия, тепло, топливо) удаленных труднодоступных населенных пунктов, не подключенных к сетям общего пользования, фактически речь идет о жизнеобеспечении 10-15 млн. человек;
  • сооружение энергетических установок возобновляемой энергетики - наиболее быстрый и дешевый способ энергообеспечения предприятий малого и среднего бизнеса, а это дополнительные рабочие места в деревнях и малых городах, где безработица - прямой путь к нищете;
  • сооружение объектов возобновляемой энергетики не требует больших единовременных капитальных вложений и осуществляется за короткое время (один - три года), в отличии от 5-10 летних периодов строительства объектов традиционной энергетики;
  • крупные объекты возобновляемой энергетики - это сокращение дефицита мощности и энергии в дефицитных энергосистемах, т.е. устранение препятствий в развитии промышленности (о справедливости этого тезиса будет сказано ниже);
  • развитие возобновляемой энергетики - это развитие инновационных направлений в промышленности, расширение внутреннего спроса на изделия машиностроения, а также расширение экспортных возможностей. Только на основе расширения внутреннего спроса возможно устойчивое развитие страны, как справедливо утверждают настоящие экономисты всех общественных формаций.
  • в технологиях возобновляемой энергетики реализуются последние достижения многих научных направлений: метеорологии, аэродинамики, электроэнергетики, теплоэнергетики, генераторо- и турбостроения, микроэлектроники, силовой электроники, нанотехнологии, материаловедения, автоматики и т.д. В свою очередь развитие наукоемких технологий имеет значительный социальный и макроэкономический эффект, в виде создания дополнительных рабочих мест за счет расширения научной и производственной, строительной и эксплуатационной инфраструктуры;
  • создание возможности экспорта наукоемкого оборудования;
  • повышение экологической безопасности в локальных территориях, т.е. снижение вредных выбросов от электрических и тепловых установок, что особенно актуально для городов со сложной экологической обстановкой, мест массового отдыха населения, санаторно-курортных местностей и заповедных зон;
  • повышение энергетической безопасности субъектов РФ за счет диверсификации их топливно-энергетического баланса;
  • отсутствие потенциальной опасности техногенной катастрофы при любом виде разрушения энергоустановок на базе ВИЭ;
  • неисчерпаемость ресурсов ВИЭ.

И, наконец, не последним аргументом в пользу развития возобновляемой энергетики является тот факт, что она успешно развивается в более чем 80 странах, среди которых есть богатые и бедные, развитые и развивающиеся, северные и южные, импортирующие и экспортирующие топливо. Во всех этих странах развитие возобновляемой энергетики является приоритетной государственной задачей.

И как один из результатов – высокие темпы развития фотоэнергетики и ветроэнергетики с 2006-2009 годов, соответственно, 45-50% и 25-30% к предыдущему году.

Таковы основные “за” развития возобновляемой энергетики.

В странах с развитой экономикой принято поддерживать развитие энергетики, основанной на ВИЭ путем предоставления различных видов преференций. Какие виды поддержки Вы могли бы выделить в качестве наиболее эффективных у них и какие виды поддержки можно рекомендовать для России?

Решающим видом поддержки, а точнее стимулирования, как у “них”, так и у “нас” является установление в законах прямого действия или в постановлениях правительств (парламентов) тарифов на электрическую энергию, вырабатываемую электростанциями с использованием различных видов возобновляемых источников энергии (тарифное стимулирование). Причем устанавливается не только величина повышенных тарифов, но и срок их действия. В результате чего инвестор точно знает, за сколько лет окупятся его капитальные вложения. Как правило, предусматривается постепенное уменьшение тарифа, что стимулирует собственника электростанции обеспечить максимальную выработку с первых лет эксплуатации и минимизировать срок окупаемости капитальных вложений.

В интервью РИА Председателя Комитета по энергетике Госдумы Грачева И.Д. были приведены данные о том, что дотирование электрической энергии, получаемой из ВИЭ в Европе составляет примерно 39 евроцентов. При этом себестоимость электроэнергии из газа 3 евроцента. Из других источников известно, что стоимость создания киловатта мощности генерации электроэнергии из ВИЭ от 100 до 1500$, что существенно дешевле затрат на создание мощности в гидро-, атомной, тепловой энергетике. Топливных затрат при производство энергии из ВИЭ практически нет, источники энергии дешевле, казалось бы идеальные условия для бизнеса в энергетике с использованием ВИЭ. Почему приходится дотировать производство и потребление?

Для рассмотрения этого вопроса лучше всего годится пример Германии. В законе, принятом бундестагом еще в 2004 году, установлены следующие надбавки к тарифам на электроэнергию от возобновляемых источников:

от ветростанции – 5,5 центов/кВтч

от фотоэлектрических станций – 45,07 центов/кВтч

от малых ГЭС – от 6,65 до 9,65 центов/кВтч в зависимости от мощности

от станций на биомассе – от 8,04 до 11,5 центов/кВт*ч в зависимости от мощности.

При этом средний по Германии тариф составляет 17,2 евроцента/кВтч, что при курсе 39 руб. за евро составляет 6,7 руб/кВтч.

Кстати, средний тариф для домохозяйств в США равен порядка 0,1$/кВтч, что при курсе 30 руб. за доллар составит 3 руб./кВтч. Так что в этом отношении, сожалению, мы Америку догнали и скоро перегоним.

Да, действительно, удельные капитальные вложения для ТЭС на газе составляют порядка 500-600 $/кВт, а себестоимость – 3,0-3,5 центов США/кВтч.

Но дело все в том, что на протяжении последних 30 лет удельные капитальные вложения и себестоимость электроэнергии в возобновляемой энергетике непрерывно снижаются, а удельные капитальные вложения и себестоимость электроэнергии от традиционных электростанций столь же непрерывно увеличиваются. Уже во множестве случаев себестоимость электроэнергии с использованием ВИЭ становится существенно меньше, чем на тепловых станциях на угле, привозном мазуте и даже на газе. Такая ситуация характерна для наших геотермальных электростанций на Камчатке.

По моему мнению к 2020 году в мире в целом будет достигнуто преимущество возобновляемой энергетики по цене на электроэнергию, а по экологическому воздействию на окружающую среду это преимущество уже сейчас не вызывает сомнения.

Тем не менее, ответим на вопрос о необходимости помощи государства для развития возобновляемой энергетики. Таких причин несколько.

Первая, главная для России причина состоит в том, что в последние 15 лет традиционной электроэнергетике и газовой промышленности ежегодно из федерального бюджета выплачиваются громадные суммы, соответственно, 15 и 25 млрд. долларов США. Если, хотя бы 10% от этой суммы (о чем я настаивал в бытность заместителем и начальником Управления технического прогресса Минэнерго России в 1992-2004 годах) было направлено на поддержку возобновляемой энергетики, то мы были бы сейчас среди передовых стран по возобновляемой энергетике. Итак, условия конкуренции не равны. И требование стимулирования возобновляемой энергетики это всего лишь требование уровнять условия конкуренции.

Вторая причина состоит в том, что любая отрасль в начальный период нуждается в поддержке государства. На средства государства в России развивались все отрасли ТЭК-а и машиностроения. Так что возобновляемая энергетика не исключение. И даже наоборот находится в наиболее тяжелых условиях, поскольку ее приходится развивать, когда обрушено отечественное машиностроение, радиоэлектроника, приборостроение и другие отрасли, на которых базируется возобновляемая энергетика.

Третья причина, о которой стыдно говорить, состоит в том, что некому лоббировать развитие возобновляемой энергетики. У всех видов промышленности, не говоря уже об электроэнергетике и газовой промышленности, есть мощное лобби, обладающее определенными средствами, способное воздействовать на принятие нужных законов. Возобновляемая энергетика – бедная отрасль, она начнет давать отдачу после существенных в нее вливаний. Сейчас она держится на энтузиастах разного уровня социального положения: от разработчиков, ученых, до отдельных руководителей субъектов РФ.

В свое время было принято распоряжение Правительства № 1р от 08.01.2009 о планах развития малой энергетики на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в России с доведение ее доли от 1,5 % в настоящее время до 4,5% в 2020 г. В то же время, планы Евросоюза по увеличению доли ВИЭ в общем энергобалансе гораздо более существенны. Как Вы считаете, в Европе это дань моде на использование чистой энергии или более прагматичный расчет? И почему в России деятельность по развитию «альтернативной» энергетики весьма вялая?

Давайте будем придерживаться терминологии “возобновляемая” энергетика. Термин “альтернативная” мне не нравится уже потому, что он как бы показывает, что энтузиасты возобновляемой энергетики претендуют на вытеснение или замену существующей традиционной энергетики. На самом деле возобновляемая энергетика это не альтернатива сегодня, а полноправная отрасль ТЭКа в не таком уже далеком будущем. И дело в том, что на Западе, а точнее у “них” это поняли практически подавляющее большинство людей, имеющих отношение к принятию решений (от ученых до бизнесменов и политиков), и курс на развитие возобновляемой энергетики стал одним из приоритетов государственной политики. Этого, к сожалению, нельзя сказать про наших руководителей. С момента принятия упомянутого Вами решения правительства РФ прошло уже 3 года. Но нельзя сказать, что его кто-то собирается выполнять. А логика необходимых действий проста. Если задан процент выработки на базе ВИЭ, то, зная прогноз общего потребления на 2020 год, легко определяется объем производства на базе ВИЭ; он составляет порядка 70-80 млрд. кВтч.

Ученым и инженерам прекрасно известны коэффициенты использования установленной мощности различных видов электростанций на базе ВИЭ. Например, для геотермальных электростанций он составляет 0,75, для ветровых – 0,25.

Далее легко определяется, какую мощность нужно ввести, чтобы получить требуемое количество энергии. По грубой оценке это 20-25 тыс.МВт, т.е. порядка 2,5 ГВт в год. Но, поскольку никто не собирается ставить задачу таким образом, то не приходится сомневаться, что задача не будет выполнена. Такую позицию нельзя назвать “вялой”, она, скорее, “безответственная”. Тем временем “Запад”, развивая возобновляемую энергетику, потихоньку снижает зависимость от импорта энергоресурсов, развивает новые виды технологий и захватывает рынки сбыта высокотехнологичного оборудования, в том числе и в нашей стране.

Читателям, наверное, не лишне будет узнать, что у истоков развития возобновляемой энергетики за рубежом стояли представители атомной отрасли и что в ее развитии принимают самое деятельное участие нефтяные, газовые, энергетические и другие транснациональные компании.

По некоторым данным примерно 60% территории нашей страны не имеют централизованного энергоснабжения. Энергии Солнца, ветра, воды на наших огромных просторах, мягко говоря, много. В то же время, на эти территории энергоносители или доставляются, или обходятся, что называется, доступными, часто весьма неэффективными средствами. Однако, из документов Правительства не совсем понятно каким образом должна осуществляться энергетическая политика по стабильному энергообеспечению этих территорий. Какова Ваша точка зрения по этой проблеме?

В советское время проблема энергоснабжения северных и приравненных к ним территорий, а это и есть значительная часть страны, не имеющая централизованного энергоснабжения, решалась так называемым “северным завозом”. По этой схеме Минэнерго выделялись соответствующие средства и оно обеспечивало завоз топлива в указанные территории. Работа весьма ответственная, ибо не обеспечение завоза – это угроза жизни людей прежде всего от замерзания, поскольку без электричества человек еще может прожить, а без тепла в северные морозы прожить невозможно. Объем поставок составлял примерно жидкого (в основном дизельного) топлива – 8 млн.тонн, угля – 20 млн.тонн, а дрова в качестве топлива заготавливались на месте, частично централизованно, а главным образом самозаготовками.

Сейчас решение этой проблемы возложено на руководство субъектов РФ, для чего из федерального бюджета выделяются значительные средства. Официальных данных у меня нет, но точно известно, что речь идет о десятках млрд. рублей в целом по России. Такой порядок имеет положительные и свои отрицательные стороны. Что означает, например, строительство ветро-дизельной станции в данных условиях. Это сокращение потребления дизельного топлива по крайней мере на 30%. Это повлечет за собой соответствующее снижение федерального финансирования. Много ли найдется руководителей, желающих рисковать из-за внезапного выхода из строя новой энергоустановки на базе ВИЭ, не говоря уже о коррупционной возможности в условиях принятой системы. Но выход все же есть. Необходимо утвердить “порядок”, по которому средства на закупку топлива в объеме замещения за счет ВИЭ оставались бы в субъекте РФ, но их использование должно быть направлено на расширение производства энергии на базе ВИЭ. Функционирование такой системы нуждается в эффективном контроле. Но, во всяком случае, руководители, заботящиеся о насущных нуждах людей на подчиненных им территориях, будут иметь эффективные средства для развития возобновляемой энергетики и превратятся из скрытых противников в открытых сторонников перехода на самостоятельное энергоснабжение своих территорий.

На практике часто возникает проблема – энергию выработали, использовали для собственных нужд, имеются избытки энергии, отдать ее в присоединенные сети невозможно. Или строить присоединенную сеть для поставки в общую сеть очень дорого. Как быть?

Вопрос выдачи мощности от электростанции на базе ВИЭ имеет техническую и экономическую составляющие.

С точки зрения техники, существенные проблемы возникают при значительных мощностях, порядка 5-10 МВт и выше. В этих случаях может возникнуть (но может и не возникнуть) необходимость в замене коммутационного оборудования (автоматы, выключатели и пр.) и перестройке уставок релейной защиты. Что касается линии электропередач, то, как правило, речь идет о предприятиях, которые уже имеют связь с энергосистемой и передача “излишней” вырабатываемой энергии, равно как и снижение потребления электроэнергии означает снижение потерь при передаче и объективно приносит выгоду энергоснабжающей организации. Однако наши энергоснабженцы предпочитают выдумывать несуществующие проблемы.

Другое дело, когда строится мощная электростанция на значительном удалении от точки (подстанции) присоединения к энергосистеме. Но вот ведь парадокс. Все традиционные электростанции и линии электропередач, соединяющие их с энергосистемой, строились и строятся по отдельным титульным спискам, т.е. по отдельным проектам и источникам финансирования. Но это почему-то не распространяется на электростанции на базе ВИЭ, для которых строительство ЛЭП вносится в капитальные вложения по их сооружению. Как это имеет место при проектировании ВЭС на о. Попова в Сахалинской области. В результате ветростанция становится неконкурентоспособной. Это еще один пример неравных условий конкуренции.

С экономической точки зрения тоже наворочено препятствий. Главное – тариф, по которому энергосистема согласна принимать электроэнергию. Если электростанция находится на предприятии и выдаваемая ею “излишняя” энергия существенно меньше годового потребления, то самым простым, элементарным и справедливым решением является оплата электроэнергии по балансу за год: потребление минус выдача и оплата остатка по существующему тарифу. Для такого решения нет никаких объективных препятствий.

Однако, когда электростанция на базе ВИЭ на предприятии вырабатывает соизмеримое с потреблением количество энергии или даже превышает это количество, то возникает вопрос компенсации для сетевой организации расходов по обслуживанию ЛЭП. Вопрос также решаемый на основе существующих правил.

И, наконец, отдельно стоящая электростанция на базе ВИЭ. В этом случае требуется установленный законом тариф, обеспечивающий окупаемость капитальных вложений за срок от пяти до восьми лет.

Еще один вопрос из разряда придуманных препятствий – это требования сетевых организаций к системе автоматизации учета потребления – выдачи энергии. Зачастую выдвигаются требования приобретать определенную систему, стоимость которой существенно удорожает стоимость электростанции, переводя ее в разряд неконкурентоспособных.

Таким образом, ответ на вопрос “как быть?”, надеюсь, ясен из рассмотрения проблемы. Надо власть употребить и принять “Порядок” и “Закон”, соответствующие здравому смыслу и пользе Отечества, а не отдельным группам людей.

Насколько выгодна замена тепловой энергии из централизованных источников энергии на «добычу» энергии из теплых стоков или геотермальных источников? Кто хозяин тепла в канализации и кто хозяин подземного тепла?

Ваш вопрос в части “выгоды” фактически означает, выгодно ли использовать теплонасосные системы для производства тепловой энергии. В общем виде на него можно ответить так: как правило, выгодно. Но в конкретных условиях “выгодность” зависит от соотношения тарифов на электроэнергию, потребляемую тепловым насосом, тепловую энергию, поставляемую в данном месте из централизованных источников, стоимости теплонасосной системы и ее сооружения, а также температуры источника, от которого отбирается тепло. Хозяином высокотемпературного подземного тепла является государство, если эта территория не куплена или не сдана в долгосрочную аренду. Хозяевами остальных видов низкотемпературных источников тепла (вод канализации, стоков, водоемов и т.д.) являются их собственники: акционерные общества, городские и муниципальные власти.

Каким образом Вы могли бы прокомментировать проект комплекса мер стимулирования производства электрической энергии генерирующими объектами, функционирующими на основе использования возобновляемых источников энергии, который разработан Минэнерго и размещен на их сайте?

(проект комплекса мер и пояснительная записка в приложении к интервью)

Я с тоской наблюдаю, как возобновляемая энергетика опутывается разного рода документами, рождаемыми людьми, не знающими и не желающими знать суть предмета. К таким документам относится, например, Постановление Правительства РФ от 4 июня 2008 года №426 “О квалификации генерирующего объекта, функционирующего на основе использования возобновляемых источников энергии”. Фактически это документ из разряда “мы знаем, что ты не верблюд, но ты все же это докажи”, или “дайте нам справку, что вам нужна справка”.

В самом деле: если перед Вами ветростанция, то почему с этим не согласиться и без всяких доказательств (посмотрев проект) причислить ее к объектам, вырабатывающим электроэнергию с использованием ВИЭ, в данном случае ветра.

Убежден, что копии пояснительной записки по проекту достаточно для решения вопроса. Почему ТЭС на газе не надо “квалифицировать”, а ветростанцию надо?

Что касается “комплекса” мер, предложенных Минэнерго России, то он составлен в русле действующей парадигмы, когда количество бумаги заменяет практическую работу. Но дело даже не в этом, а в том, что развитие возобновляемой энергетики отодвигается еще на два года, поскольку срок разработки основных документов переходит на 2013 год, а они нужны вчера.

Вы являетесь одним из руководителей Института энергетической стратегии, признанным специалистом по возобновляемой энергетике. Каким образом нужно построить работу по развитию малой и возобновляемой энергетике в нашей стране? Что нужно сделать для того, что бы максимально эффективно использовать дар природы в виде доступной и дешевой энергии, который так удачно достался России?

В этом вопросе имеется по крайней мере два аспекта: мировоззренческий или стратегический и технический или организационный.

Из первого аспекта следует, что на государственном высшем уровне провозглашается тезис: “развитие возобновляемой энергетики является, по крайней мере, таким же приоритетом, как и развитие других отраслей ТЭКа”.

Провозглашение этого тезиса влечет за собой принятие основных технических и организационных мер.

К ним следует отнести:

  • разработку правового и нормативного обеспечения развития возобновляемой энергетики;
  • утверждение государственных целей по использованию возобновляемых источников энергии;
  • разработку и утверждение программ работ по достижению государственных целей;
  • назначение федерального органа исполнительной власти, ответственного за реализацию программ и достижение государственных целей;
  • реформа конкурентной системы отбора исполнителей НИОКР, поставщиков оборудования и проектировщиков объектов возобновляемой энергетики.

По первому предложению мне могут возразить, что есть федеральный закон №35-ФС “Об электроэнергетике”, в котором предусмотрены меры государственной поддержки возобновляемой энергетики. Но вот уже прошло 3 года, а закон не работает и, по всей вероятности, не будет работать, так как он в конечном своем виде не обсуждался специалистами и содержит много совершенно неправильных норм. К тому же в нем нет ни слова о мерах поддержки производства тепловой энергии на базе ВИЭ, а также поддержки использования ВИЭ в децентрализованных районах, коллективных и индивидуальных потребителей.

По второму предложению могут сказать, но есть же распоряжение правительства РФ, в котором поставлены цели достижения 1,5% в 2015 году и 4,5% в 2020 году производства электрической энергии на базе ВИЭ от общего производства. Но как уже говорилось выше, эти цифры без установления объема ввода электростанций на базе ВИЭ – пустой звук. И уже сегодня ясно, что цели на 2015 год не могут быть достигнуты. А потом, для нашей страны с холодным климатом наиболее важными являются цели по вводу тепловой мощности и, соответственно, производству тепловой энергии, а их нет и в помине.

Другие, обозначенные выше предложения, также являются результатом анализа действительного состояния вопросов: проект программы по возобновляемой энергетике есть, но когда будет утвержден - не ясно, с научной общественностью не обсуждался, совершенно не ясен механизм ее реализации. Ответственным за развитие возобновляемой энергетики вроде бы является Минэнерго России, но этим вопросом занимаются еще два-три министерства. Кто их координирует?

А конкурсная система построена таким образом, что конкурс выигрывает организация, предлагающая наименьшую цену за лот. Вот и выигрывают конкурсы фирмы типа “Рога и копыта”, предлагающие цены, за которые серьезные специалисты выполнить работы по лоту не берутся.

Исправить это положение проще простого: нужно утвердить порядок подведения итогов конкурса, по которому оценка профессионального опыта исполнителя была бы равнозначна оценке снижения стоимости лота. Это откроет путь профессионалам и существенно снизит коррупционную составляющую при проведении конкурсов.

Большое спасибо Вам, Павел Павлович, за то, что Вы нашли время интервью и за подробные ответы на вопросы.

 

Обсуждение

serg314 :: 7:30 15.08.2012 #

Как связаться с Безруких П.П. ? Хочу рассказать о новой чистой энергетической технологии.

arthurdar :: 20:59 08.10.2013 #

проект энергоснабжения дома на основе возобновляемых источников энергии на сайте http://www.semdar.net/home/

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →