Главная / Аналитика / Анализ, мнения, обзоры / Мнения экспертов

Мукумов Р.Э. Интервью. Обязательный элемент энергоэффективности - постоянное обучение

ОАО «Энергосервисная компания Тюменьэнерго» была создана относительно недавно. За кратчайшие сроки компания заявила о себе в качестве крупного игрока рынка энергоаудита и нарождающегося рынка энергосервисных услуг. Возглавляет компанию Мукумов Ремир Эркинович. Предлагаем Вашему вниманию интервью, которое Ремир Эркинович дал руководителю сайта «Портал-Энерго.ru» Ковалю Сергею Петровичу.

Мукумов Р.Э. Интервью. Обязательный элемент энергоэффективности - постоянное обучение




Позвольте начать с поздравлений. В марте 2012 г Вы избраны председателем некоммерческого партнерства саморегулируемой организации "Союз энергоаудиторов и энергосервисных компаний". Сегодня эта организация объединяет более 40 солидных компаний. В какой мере Ваша СРО станет законодателем правил игры в энергосервис, выгодных и потребителю, и энергосервисной компании?

Спасибо за поздравления. Действительно, состав участников СРО очень представительный: региональные и межрегиональные распределительные компании, входящие в состав Холдинга МРСК, их дочерние общества, компании, которые имеют большой опыт работы в сфере энергосбережения представляют 69 регионов страны.

Перед НП СРО "Союз энергоаудиторов и энергосервисных компаний" стоят несколько задач: в первую очередь, конечно, экспертиза и регистрация паспортов, подготовленных по итогам энергетических обследований, во-вторых, обеспечение методическими материалами своих участников, с целью формирования качественных отчетов по итогам обследований, и последнее, но, думаю, не менее главное – это помощь в подготовке и реализации энергосервисных контрактов.

Если мы говорим об энергосервисной деятельности, то можно сказать, что сделано уже много. В первую очередь полностью сформирована методологическая база. Ведь совершенно очевидно, что законодательство об энергосбережении предполагает активное участие профессионального сообщества в формировании методик, основанных на лучших мировых и отечественных практиках. Один из наших членов некоммерческого партнерства – Институт энергетики, расположенный в Москве, недалеко от Минэнерго России (улица Гиляровского, 57; телефоны +7 495 648 60 63 и +7 495 684 04 32, www.in-en.ru ) сделал для этого очень много. По соглашению с Международной Организацией по эффективности энергосбережения (EfficiencyValuationOrganization – EVO, www.evo-world.org) они перевели на русский язык и адаптировали к российской законодательной базе один из самых, пожалуй, главных методологических документов – Протокол об измерениях и верификации эффекта от энергосбережения (InternationalPerformanceMeasurementandVerificationProtocol - IPMVP).

Этот документ определяет основные подходы к проведению измерений и верификаций, к формированию и проверки базовой линии, правильности проведения корректировок при наличии сопоставимых условий и так далее. Кроме того, четверо профессионалов, сдав сложный технический экзамен на английском языке, получили международный сертификат по измерениям и верификации и стали сертифицированными специалистами (CMVP). Они принимают активное участие и как тренеры, и как помощники в продвижении энергосервисных контрактов в регионах.

Эта методология доступна только для участников Вашего СРО?

До недавнего времени да. Более 30 семинаров было проведено только в прошлом году. И география семинаров очень обширна и покрывает практически все регионы присутствия Холдинга МРСК. Но в этом году принято решение, что, в целях популяризации, будут проведены семинары и для сторонних организаций. Очередной цикл семинаров начнется 21 мая 2012 года.
В этот цикл входит 5 семинаров: "Энергосервисные контракты: от начала и до конца"; "Зеленые стандарты в строительстве современных объектов недвижимости"; "Измерения и верификация" "Инвестиционный Энергоаудит"; "Финансирование энергосервисных контрактов".

Есть ли примеры подготовленных по этой методологии проектов?

Уже более ста проектов полностью подготовлены для энергосервиса. Основа – более тысячи энергетических обследований, проведенные участниками нашего СРО. Это - бюджетные учреждения, промышленные и коммунальные предприятия. Практика показала, что наиболее интересны с финансовой точки зрения проекты по замене насосного оборудования и по модернизации промышленного освещения, а точки зрения сложности – проекты, связанные с бюджетной сферой и модернизация уличного освещения. Кстати, мы работаем в тесном партнерстве с одним из банков международного уровня, и они оказывают большую поддержку в формировании проектов как раз таки в бюджетном секторе.
Мы понимаем, что для внедрения энергосервисных контрактов необходимы дополнительные знания в области финансового моделирования, организации процесса измерений и верификации, подготовки инвестиционных предложений, законодательства в сфере закупок и так далее. Но готовы не только получать знания, но и делиться ими. Поэтому я приглашаю всех на семинары Института энергетики.

На недавней конференции "Технологии проектирования и строительства энергоэффективных зданий, Passive House" в Вашем докладе прозвучала фраза "Энергоаудит, который уже знаком россиянам, не панацея, это лишь первый, самый малый шаг". В чем Вы видите смысл энергоаудита в том виде, который обязателен в соответствии с российским законодательством?

Приказ Минэнерго от 19 апреля 2010 года № 182 определил двадцать четыре формы энергопаспорта, которые должны заполняться энергоаудитором. Анализ этих форм приводит к выводу, что информации в энергопаспорте абсолютно недостаточно для того, что бы внедрить энергосервисные контракты. Энергоаудит, который предусмотрен этим приказом Минэнерго России, во всем мире признается как стандартный энергоаудит. Что он дает? В первую очередь, описывает состояние инженерных систем и ограждающих конструкций. Во вторую очередь, уровень потребления организацией энергетических ресурсов и воды, и в-третьих, перечень как минимум типовых мероприятий по энергосбережению.

Как же можно использовать итоги этого стандартного энергоаудита? Можно, конечно, сложить на полку и забыть этот важный документ на пять лет. Но можно и сравнить, как же выглядит эта организация по сравнению с другими, аналогичными ей, хотя бы в пределах региона? Какие ресурсы она потребляет больше? На что в первую очередь собственнику (и неважно, частник или муниципалитет) обратить внимание, как скорректировать свою программу по энергосбережению?

Но для энергосервисного контракта этого мало. Для энергосервиса необходимы следующие шаги, один из которых - инвестиционный энергоаудит (InvestmentGradeAudit/IGA).
Чем же он отличается? Подходом и методологией. Ведь при стандартном энергоаудите проводится, что называется разовый срез состояния оборудования и здания – во время посещения организации энергоаудитором. Подход же при инвестиционном энергоаудите другой – это выявление долгосрочных, конкретных, технически и финансово исполнимых энергосберегающих мероприятий.
Что касается методологии, то о ней мы уже говорили. Главная цель – определить ясный и понятный механизм подсчета эффекта от сбережения ресурсов – основы для возврата сделанных инвестиций.

Как посчитать правильно объем энергосбережения, если у нас и приборы учета-то не везде установлены? Каким образом будут проводиться измерения? Как проверить правильность формирования базовой линии? Какие факторы влияют на энергопотребление? Как скорректировать эффект от влияния этих факторов? Каковы минимальные условия для заказчика, которые должно обеспечить внедряемое оборудование? Как будет осуществляться финансирование проекта? Как распределены риски при реализации проекта на каждом из этапов? Вопросов, как видите много, и стандартный энергоаудит не дает на них ответа.

При инвестиционном энергоаудите ОБЯЗАТЕЛЬНО проводятся измерения в течение от трех месяцев до года, в первую очередь, чтобы подтвердить правильность формирования базовой линии. Почему такой длительный срок? Потому что нужно понять, от чего зависит энергопотребление, а таких факторов много – часы работы, наполняемость, количество продукции, политика энергосбережения, климатические и погодные условия и так далее, и привести их к базовому году. А еще и учесть погрешность приборов учета, то получается, что без высшей математики и теории вероятности – никуда…

А есть ли вообще возможность реализации энергосервисных контрактов в бюджетной сфере? Ведь более 80 процентов контрактов, как Вы говорили на одной из конференций, заключаются, в тех же США, именно с бюджетными организациями?

Да, совершенно верно: есть определенные сложности для заключения энергосервисных контрактов в бюджетной сфере. Для бюджетных организаций существуют правила игры, которые определяются Правительством Российской Федерации, в частности Минэкономики России и Минэнерго России. Эти правила обязательны для всех бюджетных организаций. Считаю, это правильным. Бюджетные деньги требуют счета.

Но в то же время есть риск "зарегулировать" ситуация так, что не будет возможности в принципе осуществлять энергосервисную деятельность. И надо все-таки понять, что в таком сложном, структурированном процессе, как подготовка и реализация энергосервисного контракта, невозможно все описать нормативными документами. По моему мнению, нужно сконцентрироваться на выпуске и публикации методологий, популяризации лучших практик.

Причем ,при этом я имею в виду не так называемые "пилотные" проекты, когда свыше определяются 5-6 муниципалитетов, отобранных по непонятным или понятным признакам, и затем им предоставляются тепличные условия, вплоть до выделения безвозвратных бюджетных средств. И потом мы удивляемся, почему не происходит тиражирования этих "пилотов"? Я говорю сейчас о создании системы по получении помощи энергосервисными компаниями, к примеру на компенсацию части стоимости оборудования, или на проведение инвестиционного энергоаудита, если проект был осуществлен правильно с точки зрения методологии, которая была утверждена ранее.

Что Вы имеете в виду под следующими шагами в направлении «энергоэффективность»? Какие составляющие успеха Вы выделяете при реализации проектов повышения энергоэффективности?

Обязательно должна учитываться заинтересованность как минимум трех сторон в последующей реализации энергосервисного контракта.

Первая сторона- это генеральный директор, как заинтересованный в успехе проекта представитель владельца организации.

Вторая сторона – банк. Зачастую банк не рассматривает проект повышения энергоэффективности как специфический проект, он рассматривает проект повышения энергоэффективности как обыкновенный инвестиционный проект. При этом требует залога, обеспечения, гарантий, перевода всех финансовых операций потенциального заемщика к себе в банк и так далее. Но это требования к организации – держателю проекта, а не к самому проекту.

Финансирование энергоэффективного проекта же более относятся к проектному финансированию: определяется финансовый поток, средства, необходимые для поэтапного финансирования. Для банка оценить потенциал и риски проекта также непросто. Для такой деятельности персонал банка также необходимо дополнительно обучать. Институт энергетики, о котором мы говорили ранее, проводит целый курс, разработанный специально для банкиров и посвященный особенностям реализации энергосервисных контрактов с точки зрения финансистов. На одном из семинаров подробно рассматривается финансовая модель, сформированная на основе реальных проектов.

Третья заинтересованная сторона договора – сама энергосервисная компания. При этом она может выступать в трех разных лицах:

1. В качестве исполнителя всех работ по энергосервисному контракту, и получает вознаграждение в виде доли от съэкономленных ресурсов.

2. В качестве гаранта достижения эффекта от энергосбережения. Это значит, что энергосервисная компания выявляет мероприятия, разрабатывает проектную документацию, производит планирование работ, отслеживает их качество, поставляет необходимое оборудование. И все это она делает за счет заказчика. При этом ЭСКО гарантирует, что предприятие-заказчик получит запланированный эффект от энергосбережения, таким образом, получит экономию и обеспечит финансовый поток для расчетов, к примеру, за кредит. Если же зафиксированный в договоре с ЭСКО эффект не достигнут, ЭСКО из своего кармана перечисляет недостающую сумму заказчику, как бы он получил полный эффекта. Такая схема энергосервисного контракта на сегодняшний день наиболее привлекательна.

3. Когда компания ставит за свой счет источники энергии (например, теплоснабжения) и по фиксированному тарифу поставляет эту энергию в течение определенного времени, достаточного для окупаемости проекта. Необходимо заметить, что по российскому законодательству необходимо согласование тарифа с регулирующим органом.

Какие организационные инструменты самые эффективные и универсальные для рациональной деятельности по управлению использованием энергоресурсов? Почему они не становятся достоянием общественности?

Это - энергоменеджмент, энергоаудит, энергосервисные мероприятия, стимулирование со стороны государства энергосберегающих мероприятий.

Мне кажется, что нам, в России, не хватает четкого и ясного понимания того, какие же организационные инструменты нужны предприятиям для того, что бы энергосберегающие мероприятия были внедрены. К сожалению, часто встречается ситуация, когда решение о покупке оборудования или о внедрении новых технологий принимается спонтанно, без расчетов экономии.

Я думаю, что большую методическую помощь может оказать государство. Мы часто сталкиваемся в своей работе с работой зарубежных государственных органов власти в этой сфере. И первым делом обращает внимание то, что на их сайтах можно найти много необходимой информации, включая методические материалы и презентации компаний, оказывающих различные услуги. Но в России почему-то решили, что на сайтах органов власти должна быть исключительно информация о руководстве и проводимых ими совещаниях. Если ты не связан своим бизнесом с органами власти, то информации для тебя там – минимум. Правда, есть пример и полезного наполнения, хотя к органам власти он имеет отдаленное отношение – это Ваш сайт «Портал-Энерго».

Найти информацию еще и сложно, потому что в силу нашей российской ментальности никто из нас не любит делиться своими достижениями. Вернее, все мы любим ими хвастаться, но не делиться деталями, как же это удалось. Поэтому по нашей просьбе Институт энергетики подготовил целый цикл тренингов, на которых рассматриваются практические решения в модернизации, к примеру промышленного и уличного освещения, насосных групп и т.д.

Много лет тому назад было дано определение «энергосбережение - это интеллектуальный продукт». Как бы Вы прокомментировали это определение и как можно заставить думать на всех стадиях приложения интеллекта: от формирования законодательства и формирования планов до «забивания гвоздей»?

Есть очень интересное выражение «Тот, кто взял в свои руки молоток в первый раз, уже мнит себя подрядчиком на самой большой стройке». Это можно соотнести с той ситуацией, которая сложилась с энергоаудиторами. Специалист, после обучения на курсах повышения квалификации (72 академических часа), получает свидетельство об окончании курсов и с этого момента может считать себя полноценным энергоаудитром. Организаций, в которых работают такие «энергоаудиторы», несколько тысяч. Результат деятельности этих организаций таков, что энергосбережение в нашей стране уже не является интеллектуальным процессом. Это просто конвейер по производству энергопаспортов, вернее, по заполнению 23 таблиц энергопаспортов.

Давайте посмотрим для примера зарубежный опыт: Соединенные Штаты Америки (думаю, нет смысла ориентироваться на меньший опыт, чем у них):
В первую очередь, предъявляются жесткие требования к лицам, желающим получить сертификат энергоаудитора: высшее инженерное либо строительное образование плюс трехлетний опыт в энергоаудите или в энергоменеджменте ИЛИ высшее образование по остальным специальностям плюс четыре года опыта в энергоаудите или в энергоменеджменте ИЛИ неполное высшее образование плюс пять лет соответствующего опыта ИЛИ десять лет опыта.

Затем, само обучение предполагает активную практическую работу в течение трех дней. Почему же так мало? Да потому, что на обучение приходят лица, которые имеют опыт и соответствующее образование.

И только потом - экзамен на получение сертификата энергоаудитора (Certified Energy Auditor). Кстати, экзамен - совершенно отдельная от обучения процедура. Длится она четыре часа и напоминает наше ЕГЭ. Вопросы – это проверка знаний по всем сферам: методология энергоаудита, инструментальное обследование, основы экономического анализа, проектирование всех инженерных систем (освещение, кондиционирование, вентиляция, отопление), управление системами, приборы учета, котельное оборудование, аудит водопроводных систем, подготовка и публикация отчетов. Сравните с программой повышения квалификации, по которой обучают у нас в центрах повышения квалификации.

Да, и не забудьте, что каждый год необходимо подтверждать свою квалификацию путем посещения семинаров, конференций и т.д. Даже не буду упоминать, что нам с Вами достаточно только раз отсидеть 72 часа в аудитории и все, ты энергоаудитор навеки…
Что касается законодателей, то я снимаю перед ними шляпу за то, что они занялись проблемами энергоэффективности. Решение всех накопившихся проблем - это очень многогранный процесс и всего предусмотреть было просто невозможно. За период с конца 2009 года, когда был принят Закон «Об энергосбережении…» произошло немало изменений и практика подсказывает, что необходимы изменения. Что менять? То, что мешает развитию. Каким образом менять? Я считаю, что усилиями экспертов.

В Комитете по энергетике в Государственной Думе создана рабочая группа, состоящая из экспертов, я в ней тоже состою. Думаю, что результатом работы этой и других групп станет дорожная карта: с целями, которые мы все хотим достичь, с показателями, с мероприятиями, включая изменения в законодательстве, и, конечно, ответственными за исполнение этих мероприятий.
Будет или не будет принята эта дорожная карта, покажет время. Но необходимо заметить, что с нами, с экспертным сообществом, общаются, нас спрашивают, нас слышат. Это радует.

28 марта в Евросоюзе обсуждалась новая директива о кардинальном повышении энергоэффективности экономик стран Евросоюза. Один из основных инструментов для реализации этих планов - участие энергокомпаний в финансировании мероприятий по повышению энергоэффективности у потребителя. В чем смысл энергосбережения у потребителя для энергокомпаний? Предусматриваются условия компенсации государством выпадающих доходов для энергокомпаний при удачной реализации проектов. Предусматривается ли (и возможно ли) принятие таких решений в нашей стране?

Предусматривается или нет, я не могу сказать, просто не знаю, но возможность принятия таких решений, безусловно есть. Методология принятия таких решений не очень простая, но она очевидна. Например, если не хватает мощности для удовлетворения запросов потребителей, в том числе и по присоединению, энергокомпания обращается к существующим потребителям с предложением о сокращении потребления и выражат готовность компенсировать потребителю, предположим, половину затрат на соответствующие мероприятия. Энергокомпании это выгодно, поскольку она, получив гарантии потребителя по снижению мощности, не будет производить дорогостоящее наращивание мощностей у себя. Сетевая компания в таком случае высвобождает свои возможности для реализации проектов в другом месте, таким образом, расширяя свой бизнес. Для энергосетевой компании выгоднее проблемы перегруза мощности решать на стороне потребителя, а не наращиванием своих мощностей. Но, конечно, необходимо помнить о балансе между снижением мощности и надежности энергоснабжения.

Что касается самих предприятий-потребителей энергоресурсов, то, как это ни странно, главным врагом энергосбережения на предприятии является лицо, отвечающие за энергоснабжение - главный энергетик. Он отвечает за бесперебойное энергообеспечение и безопасность. За финансовые показатели отвечают другие люди. Поэтому, если Вы спросите у меня, нужно ли запускать механизм, при котором энергетические компании будут софинансировать энергосбережение у потребителей, я отвечу – да, нужно. А будет ли государство помогать в реализации такого рода механизмов? Хотя бы в виде компенсации выпадающих доходов? Не знаю. Знаю только одно – такой подход применяется в развитых странах. Все в конечном итоге упирается в законодательство об энергосбережении. Если в законодательстве будет принято решение о компенсации выпадающих доходов энергокомпаний от внедрения мероприятий по энергосбережению у потребителя и будут выделены соответствующие средства, я Вас уверяю, что многие энергокомпании заключат соглашения о финансировании энергосбережения у потребителя. Другой вопрос, каким образом объективно оценить результаты энергосбережения, сколько энергоресурсов фактически будет съэкономлено в сопоставимых условиях? Как их спрогнозировать и как их рассчитать? Вот здесь и может пригодиться Международный протокол измерений и верификации эффекта от энергосбережения (IPMVP). Это будет одна из самых надежных базовых методик для расчетов с потребителями, снизившими энергопотребление.

Как Вы относитесь к перспективам реализации директивы Евросоюза 2010/31 ЕС «Энергоэффективность зданий» в странах Евросоюза?

Давайте внимательно на нее посмотрим. Во-первых, она распространяется только на страны – члены Евросоюза. Во-вторых, она закрепила положения по повышению энергетической эффективности и сокращения потребления энергии, принятые в 2007 году, и известные у нас как цель «20-20-20»: сокращение потребления на 20% и получения 20% всей энергии от возобновляемых источников к 2020 году путем внедрения мер по повышению энергетической эффективности всех зданий. В- третьих, в соответствии с директивой необходимо будет увеличивать количество зданий, которые не только удовлетворяют текущим минимальным требованиям по энергетической эффективности, но и обладают еще большей энергетической эффективностью. Необходимо будет разработать национальный план по увеличению количества зданий с почти нулевым потреблением энергии. Готовы ли мы к этому? Это большая работа, требующая консолидации всего экспертного сообщества.

Кроме того, Директива требует принятия и внедрения четких и ясных финансовых инструментов. Один из них – это компенсация (или грант) из бюджета собственнику здания, если он запроектировал и построил здание, превышающее по своим характеристикам требования по энергоэффективности, установленное региональными властями. Как же проверить насколько энергопотребление ниже на самом деле? Нужно просто внедрить методику оценки, которая применяется во всем мире и не изобретать велосипед.

В Москве для нового строительства принято постановление Правительства г. Москвы по обеспечению уровня энергопотребления зданий 15 квт/час/кв.м./год. Это соответствует определению «пассивный дом» и перспективным планам Евросоюза по уровню энергоэффективности зданий. Это более чем втрое превосходит перспективный уровень, заявляемый Минрегионом .Насколько реальны эти планы для многоквартирных домов и как Вы считаете, сколько будет стоить квадратный метр в таком доме?

Давайте немного конкретнее. В Москве действительно принято постановление от 5 октября 2010 года № 900-ПП, в котором была поставлена задача при проектировании нового строительства, реконструкции и капитального ремонта жилых и общественных зданий по снижению с 1 октября 2010 года нормируемого удельного потребления тепловой и электрической энергии на отопление, вентиляцию, кондиционирование, горячее водоснабжение, освещение помещений общедомового назначения и эксплуатацию инженерного оборудования на 25 % по сравнению с действующими на 1 июля 2010 года нормативами, с 2016 года еще на 15 %, а с 2020 года всего на 60 %.

А в приказе же Минрегиона России от 28 мая 2010 года № 262 «О требованиях энергетической эффективности зданий», предусматривается снижение нормируемого удельного энергопотребления на цели отопления и вентиляции с 2011 года на 15 %, с 2016 года еще на 15 % и с 2020 года всего не менее чем на 40 % по отношению к нормируемому, установленному на 1 января 2008 года. Думаю, что целесообразнее будет сравнивать, что называется «яблоки с яблоками, апельсины с апельсинами».

Давайте же внимательно посмотрим, в том числе и на нормативы в соответствии со СНиПом: для жилых зданий высотой более 11 этажей – норматив общего удельного потребления энергии зданием составлял в Москве в 2009 году – 215 кВт ч/ м2 в год, к 2020 году – запланировано, соответственно, 86 кВт ч/ м2 в год. Даже если пересчитаем по градусо-суткам отопительного периода, нам до цифр, заявленных Директивой Евросоюза, очень далеко.

И не забудьте, что в соответствии с Директивой страны – члены Евросоюза должны обеспечить к 2021 году строительство всех домов с почти нулевым потреблением энергии, а после 31 декабря 2018 года все новые здания для органов власти будут строиться также с почти нулевым потреблением энергии.

Что делать? Можно действовать административными и запретительными методами: усиливать требования к энергоэффективности новых зданий. Но, давайте говорить честно: если мы поставим во главу угла показатель 15 кВт ч/м2 в год, то многие строительные технологии, на которых базируется наша строительная отрасль, просто «выпадут» и, к примеру, часть строительных комбинатов обеспечивающих львиную долю ввода жилья, особенно в регионах, просто остановится.

Эту проблему можно решать и другим способом стимулами - в виде, к примеру, дотирования для новых зданий, уровень энергоэффективности которых, например, на 60% выше, чем установленный по региону. Это будет толчком и для проектировщиков. Сейчас проектировщики особо не задумываются над энергоэффективностью. Главное для них - пройти государственную экспертизу проекта.

Это можно сделать и в отношении административных зданий. Власть должна начать с себя и показать пример. Было бы очень хорошо, если бы губернаторы своими распоряжениями приказали обеспечить уровни энергоэффективности для новых административных зданий на 20-30% выше, чем установленные ими же самими для региона. Могут быть и другие механизмы.

А какие Вы имеете в виду другие механизмы?

Например, обучение проектировщиков уже существующим программным продуктам по моделированию энергопотребления здания. И обязательность защиты цифр при государственной экспертизе по удельному потреблению тепловой и электрической энергии не на основе устаревших СНиПов, а на основе данных, полученных в результате моделирования.
Ведь давайте посмотрим на СНиП «Строительная климатология» введенный в 2000 году. Основа для проектировщиков – это средняя месячная температура, температура воздуха наиболее холодных суток и наиболее холодная пятидневка рассчитанная для региона, где проектируется здание. Но мало кто задумывался, что расчет табличных данных производился на основе наблюдений с 1925 по 1980 годы! Очевидно, что температура в то время была намного ниже, чем сейчас! Но дома –то проектируются на основе тех данных… актуализированной по сегодняшним условиям версии стандарта нет и эту актуализацию нужно делать немедленно.

А при моделировании можно заносить реальные градусо-сутки за предыдущие отопительные периоды, и смотреть, как меняется энергопотребление в зависимости, к примеру, от температуры воздуха и влажности…

Большое спасибо, Вам, Ремир Эркинович, за интервью и подробные ответы на вопросы.

 

Обсуждение

Институт Энергетики :: 11:05 05.05.2012 #

В интервью поднята актуальная для сегодняшних реалий тема. Зарубежный опыт в энергоэффективности - это очень интересно.

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →