Главная / Аналитика / Опыт энергосбережения / Энергосбережение в странах СНГ

Биоэнергетика. Сопоставительный анализ Украины и Германии

Еще по теме: Энергия биомассы

Цены на газ растут. Это одна из причин существенного внимания к развитию альтернативной энергетики в Европе. Не меньший интерес к использованию возможностей альтернативной энергетики проявляет Украина. В последние годы эта деятельность становится все более интенсивной. Очевидно, что ориентация экономики Украины на Евросоюз, ускорит эту работу. Представляем Вашему вниманию аналитический обзор « Развитие биогазовых технологий в Украине и Германии: нормативно-правовое поле, состояние и перспективы». Обзор подготовлен под научно-методическим руководством директора, ООО «Научно-технический центр «Биомасса», Украина, Гелетухи Георгия Георгиевича. В заметке приведены выдержки из отчета. Полностью документ приведен в приложении к данной статье.

Биоэнергетика. Сопоставительный анализ Украины и Германии

Настоящее издание подготовлено

Научно-техническим центром «Биомасса», Украина и Биоэнергетической ассоциацией Украины (БАУ) в сотрудничестве с Центром экономических исследований Института экономических исследований и политических консультаций, Украина

и Специальным агентством по возобновляемым ресурсам (Fachagentur Nachwachsende Rohstoffe e.V./ FNR), Германия по инициативе Специального агенства по возобновляемым ресурсам в рамках выполнения проекта МОЕ 08-01 «Содействие использованию возобновляемых ресурсов в Украине с фокусом на использование биомассы для производства энергии» (Promoting the use of renewable resources in the Ukraine with a focus on biomass for energy). Финансирование: Федеральное министерство продовольствия, сельского хозяйства и защиты потребителей Германии (Bundesministerium fur Ernahrung, Landwirtschaft und Verbraucherschutz / BMELV)

Содержание

1. Развитие биоэнергетики в Германии

1.1. Общие данные

1.1.1. ВИЭ и биомасса

1.1.2. Ключевые игроки

1.2. Нормативно-правовая база для развития сектора биоэнергетики

1.2.1. Политика и цели ЕС по развитию ВИЭ, значение биоэнергетики

1.2.2. Энергетическая концепция и цели по трансформации энергетики

1.2.3. Национальный план по развитию возобновляемой энергетики (2010)

1.2.4. Фиксированые тарифы при производстве электроэнергии из биомассы (включая КГУ)

1.3. Реализация мероприятий в области биоэнергетики

1.3.1. Мероприятия в рамках плана действий по устойчивому развитию

1.3.2. Производство биометана и развитие биогазовых технологий

2. Предпосылки для развития биоэнергетики в Украине

2.1 Общие данные

2.1.1. Структура энергетического комплекса

2.1.2. Аграрно-промышленный комплекс

2.1.3. Коммунальное хозяйство

2.2. Потенциал получения биогаза в Украине

2.2.1. Потенциал производства биогаза из отходов и побочной продукции АПК

2.2.2. Потенциал производства биогаза из энергетических культур

2.2.3. Возможности увеличения потенциала производства биогаза в АПК

2.2.4. Потенциал биогаза в коммунальном секторе (ТБО и бытовые сточные воды)

2.2.5. Биогаз – источник энергии и не только

2.3. Ключевые игроки

2.4.Нормативно-правовая база для производства биогаза и энергии из него

2.4.1. Механизмы поддержки и стимулирования производства биогаза

2.4.2. Стратегия развития биоэнергетики и технологий производства биогаза

2.4.3. Тенденции развития регулятивного аппарата биоэнергетического сектора

2.5. Экономические параметры и финансовые условия для производства биогаза

2.5.1. Факторы, определяющие экономическую привлекательность биогазовых проектов

2.5.2. Экономические показатели проектов производства биогаза

2.5.3. Финансирование биогазовых проектов

3. Развитие биогазовых технологий в Украине

3.1. Биогазовые технологии в агропромышленном комплексе

3.1.1. Производство биогаза и энергии из биогаза в период с 2009-2012 гг.

3.1.2. Действующие биогазовые установки в АПК

3.1.3. Строящиеся и анонсированные биогазовые проекты

3.1.4. Компании и предложения, представленные на рынке

3.2. Действующие биогазовые проекты в коммунальном хозяйстве

4. Перспективы расширения рынка биогазовых технологий в Украине

4.1. Потенциальный рынок биогазовых установок

4.2. Выращивание энергетических культур для производства биогаза

4.3. Биогазовые проекты в агропромышленном комплексе

4.3.1. Производство биометана

4.3.2. Оптимальные модели организации биогазовых проектов в АПК

4.3.3. Концепция развития производства биогаза до 2030 г.

5. Заключительная характеристика развития биоэнергетики в Украине в сравнении с Германией

5.1.Состояние биогазового сектора

5.2. Барьеры на пути развития производства биогаза и биоэнергетического комплекса в целом

6. Заключение

Украина. Энергетика и биоэнергетика

Украина принадлежит к странам с дефицитом собственных ископаемых топлив. Потребность страны в природном газе удовлетворяется за счет собственных запасов только на 35%. Доля обеспе­чения собственными ресурсами нефти составляет всего 10–12%. Несмотря на это, проект обновлен­ной Энергетической стратегии до 2030 года пред­полагает крайне медленное развитие ВИЭ – 10% от общей установленной мощности генерации элек­троэнергии в 2030 г при ничтожно малом вкладе биоэнергетики.

В Украине практически отсутствует согласован­ная государственная политика по развитию ВИЭ в целом и биоэнергетики в частности. Принятие Украиной в конце 2012 года обязательства в рам­ках Энергетического Сообщества достичь 11% ВИЭ в структуре валового конечного энергопо­требления в 2020 году, разработка Национально­го плана действий по возобновляемой энергетике до 2020 г и Плана мероприятий по имплементации Директивы Европейского Парламента и Совета ЕС от 23.04.2009 г №2009/28/ЕС и подготовка проекта обновленной Энергетической стратегии не связа­ны между собой.

Положительным фактором для развития секто­ра биоэнергетики в Украине является продолжение действия «зеленого» тарифа на электроэнергию, произведенную из твердой биомассы, а также рас­пространение действия закона на биогаз с 1 апре­ля 2013 года. В ноябре 2012 г. принят Закон Укра­ины «О внесении изменений в Закон Украины «Об электроэнергетике» относительно стимулирования производства электроэнергии из альтернативных источников энергии» (№ 5485-VI от 20.11.2012).

В целом данный закон можно считать прогрес­сивным и эффективным механизмом стимулирова­ния сектора производства электроэнергии из ВИЭ. К сожалению, закон устанавливает для электро­энергии из биогаза крайне низкий коэффициент «зеленого» тарифа К=2,3 с последующим посте­пенным снижением. Также в новом законе введены необоснованные требования к доле местной со­ставляющей для объектов электроэнергетики, пре­тендующих на получение «зеленого» тарифа, дано некорректное определение термина «биомасса», допущен ряд терминологических ошибок.

Оценка экономических параметров типичного энергетического проекта БГУ с мини-ТЭЦ на биога­ зе в диапазоне электрических мощностей 0,1…2,1 МВтэл показывает, что дисконтированный срок оку­паемости проекта за счет продажи электроэнергии с использованием актуального «зеленого» тари­фа К=2,3 составляет более 10 лет. Снижение сро­ка окупаемости до 6…8 лет возможно при «зеле­ном» тарифе на э/э из биогаза 0,1616 Евро/кВт•ч (К=3,0).

При использовании в энергетических проектах БГУ силоса кукурузы в качестве дополнительного субстрата, экономические показатели проекта за­висят от стоимости силоса. При рыночных ценах на силос (15…20 Евро/т) и ЗТ с коэффициентом 2,07– 2,3 развитие коммерческих энергетических биога­зовых проектов также является проблематичным. Как в случае переработки отходов предприятий, так и при совместном сбраживании с использова­нием растительных субстратов применение ЗТ на электроэнергию из биогаза на уровне 0,1616 Евро/ кВт•ч (коэффициент ЗТ равен 3,0) позволило бы достичь приемлемых сроков окупаемости 6…8 лет. Альтернативой может быть использование специ­альных надбавок к ЗТ в случае использования рас­тительного сырья (силоса кукурузы) по примеру Германии.

Принятие Верховной Радой законопроекта № 2946 от 26.04.201357, разработанного группой де­путатов во главе с Медяником В.Ю. при экспертной поддержке БАУ, снимает большинство барьеров для развития БГУ в Украине и имеет исключительно важное значение для развития этого сектора эко­номики.

По данным НТЦ Биомасса, рассчитанным на 2011 г, экономически обоснованный энергетиче­ский потенциал отходов биомассы составлял 24,5 млн т у.т. (718 ПДж), а энергетический потенциал биомассы, которую можно вырастить на неисполь­зуемых сельскохозяйственных землях площадью более 4 млн га – около 13,7 млн т у.т. (402 ПДж). АПК Украины обладает технически доступными ре­сурсами органических отходов и побочной продук­ции для производства биогаза в объеме 2,6 млрд м3 CH4/год (93 ПДж).

Объем рынка биогазовых установок предпри­ятий АПК Украины (фермы КРС и свинофермы, птицефабрики, сахарные, спиртовые и пивные за­воды) оценивается примерно в 1600 установок с мини-ТЭЦ мощностью от 100 кВтэл. Общая уста­новленная мощность БГУ может составить около 820 МВтэл и 1100 МВттепл. Предполагается, что в краткосрочной (до 2020 г) и среднесрочной (до 2030 г) перспективе целесообразно освоить соот­ ветственно около 10% и 50% экономически целе­сообразного рынка БГУ соответственно. При общих инвестициях 15 млрд грн в более чем 800 биогазо­вых установок до 2030 г, объем вырабатываемого биогаза может составить 1,65 млрд м3/год.

Для увеличения потенциала и реализации ком­мерческих энергетических биогазовых проектов важно стимулировать производство биогаза, по­лученного не только из органических отходов, но и с использованием специально выращенного растительного сырья. При использовании 6% па­хотных земель под выращивание силоса кукурузы с консервативной величиной урожайности 30 т/га и выходом метана 100 м3 на тонну силоса можно получить 5,4 млрд м3 CH4/год, а при повышенной урожайности 40 т/га и выходе метана 115 м3/т – 8,3 млрд м3 CH4/год.

Развитие сельского хозяйства в Украине, пред­полагающее повышение плодородия почв и уро­жайности сельскохозяйственных культур, а также рациональное использование земель и ресурсов, позволит в перспективе существенно увеличить потенциал производства энергии из биогаза. Это даст возможность не только частично заместить потребление ископаемых энергоносителей, но и экспортировать биометан в страны ЕС, в частности, в Германию. Имеющийся потенциал сельскохозяй­ственных земель Украины позволяет сочетать про­изводство продуктов питания и кормов, в том чис­ле и на экспорт, с производством энергетических культур и последующей выработкой электрической и/или тепловой энергии, а также биометана – пря­мого заменителя природного газа. Энергетическое использование земель является не альтернативой производства продуктов питания, а дополнитель­ной возможностью интенсификации сельского хо­зяйства и увеличения его прибыльности.

Развитие биогазовых технологий имеет комби­нированный положительный эффект, включающий не только энергетический, но и экологический и со­циальный аспекты, а также способствует возрож­дению сельскохозяйственных земель.

Развитие биогазовых технологий в Украине было рассмотрено в рамках проекта Специального агенства по возобновляемым ресурсам МОЕ 08-01 «Содействие использованию возобновляемых ре­сурсов в Украине с фокусом на использование био­массы для производства энергии». Признано, что биогазовые технологии являются стратегически важным направлением развития биоэнергетики. Не вызывает сомнений, что развитие биогазовых технологий имеет большое будущее в Украине.

Биоэнергетика. Сравнение Германии и Украины

Германия сегодня является мировым лидером в производстве и энергетическом использовании биогаза, что дает основания для детального из­учения и применения в Украине лучших практик и позитивного опыта, наработанных в этой стране. За последнее десятилетие среднегодовой при­рост установленной электрической мощности ТЭС/ТЭЦ на биогазе в Германии составил 37,2%, при соответствующем показателе прироста чис­ла биогазовых установок 16,6%. Причиной такого бурного роста является наличие базовых условий для экономического развития, в том числе и сель­ского хозяйства, а также создание государством рамочных условий, стимулирующих развитие био­газовых технологий. Производство энергии из биогаза здесь является одним из приоритетных на­правлений развития ВИЭ, занимающее заметную нишу в общем энергобалансе страны. Несмотря на безоговорочное лидерство в этой сфере, в т.ч. среди стран ЕС, Германия продолжает наращивать производство биогаза в сельском и коммунальном хозяйстве. Вместе с тем, накопленный опыт за­ставляет вносить коррективы в уже существующие рамочные условия, основными целями которых являются сбалансированная политика между про­изводством энергии, продуктов питания и кормов, защитой окружающей среды и устойчивым разви­тием. В этом отношении страна проводит политику, основанную на гибкости принятия решений, ясно­сти, сбалансированности и реальности поставлен­ных целей в развитии сектора.

В Украине производство энергии из биога­за находится на начальном этапе, единственный, явно недостаточный механизм стимулирования заработал лишь в апреле 2013 г. В этом видится достаточно инертная политика государства, не по­зволяющая биогазовому сектору динамично раз­виваться, несмотря на существующий потенциал и достаточную осведомленность и готовность потен­циальных участников рынка. С точки зрения базо­вых условий, Украина, по сравнению с Германией, имеет даже лучшие условия для развития биогазо­вых технологий. При почти вдвое меньшем населе­нии, территория Украины почти в два раза больше территории Германии. По сравнению с последней, Украина из-за меньшей лесистости имеет почти в 3 раза больше пахотных земель, основной фонд ко­торых формируют черноземы.

Для конвертации выгодных базовых условий в интенсивное развитие производства энергии из биомассы и, в частности, из биогаза, необхо­димо создать рамочные условия, приближенные к таковым в Германии. Сравнение финансового механизма стимулирования развития биогазо­вых технологий посредством установления ЗТ на электроэнергию, произведенную из биогаза, показывает, почему такие технологии в Украине развиваться при существующих рамочных усло­виях не будут, либо их развитие будет носить не­системный характер. В отличие от механизма ЗТ в Украине, в Германии действует фиксировано- бонусная система начисления величины ЗТ. Здесь установлены дифференцированные фиксиро­ванные тарифы на э/э из биогаза в зависимости от масштаба проекта. Другим отличием является наличие надбавок к основной ставке зеленого тарифа в зависимости от используемого сырья и технологий. Это позволяет целенаправленно вы­бирать направления развития в зависимости от сформированных условий. Система дифферен­цированных тарифов позволяет стимулировать не только количество производимой электроэнергии из биогаза, но и регулировать методы, которыми это достигается. Например, отдельно стимулиру­ются БГУ, использующие более 80% навоза, ко­личество силоса кукурузы ограничивается 60%. Для стимулирования использования тепла также применяется специальная надбавка. Бонус ве­личиной от 0,01 до 0,03 Евро/кВт•ч применяется для проектов, поставляющих биометан в газовые сети. Аналогичная система гибких стимулов была бы уместной и в условиях Украины.

Итоговые тарифы на продаваемую электроэ­нергию (0,18...0,21 Евро/кВт∙ч) существенно выше украинских аналогов (0,1239 Евро/кВт∙ч), что и по­зволило в 2011 году обеспечить с помощью био­газа 3% конечного потребления электроэнергии в стране. Важным отличием является то, что ЗТ в Германии устанавливается еще до начала строи­тельства объекта, что указывает на доверие, лояль­ное отношение и взаимную заинтересованность между государством и инвестором. В Украине же такой тариф предоставляется только после ввода в эксплуатацию объекта, формируя дополнительные риски для потенциального инвестора.

Стремительное развитие биогазовых техноло­гий в АПК Германии стало возможным во многом благодаря использованию ресурса земли для вы­ращивания энергетических растений (преиму­щественно силоса кукурузы). После дебатов от­носительно рациональности такого пути вносятся поправки, призванные сместить приоритеты в вы­боре сырья для производства биогаза, хотя силос кукурузы и в дальнейшем будет играть доминиру­ющую роль. В Украине растительное сырье пока не рассматривается как ресурс для производства возобновляемой энергии, и биогаза в том числе. И это притом, что более 10% пахотных земель в Укра­ине сегодня не используются для выращивания с/х продукции. В то же время в Германии пахотные земли используются полностью, при этом 8,1% земель заняты под выращивание энергетических растений для производства биогаза. Это позволя­ет удовлетворять как продовольственные и кормо­ вые, так и в значительной степени энергетические потребности страны. Во многом это достигается за счет эффективного использования земель, след­ствием которого является высокая урожайность. Например, урожайность зерновых в Германии за последние 10 лет была систематически выше, чем в Украине (62...72 ц/га в Германии, и 22...35 ц/га в Украине). Урожайность силоса кукурузы составила в 2011 году в Германии 47,6 т/га, а в Украине, со­ответственно, 22,5 т/га. Повышение урожайности и расширение использования сельскохозяйствен­ных земель в Украине могут рассматриваться в ка­честве потенциального ресурса для выращивания энергетических растений.

Важным с точки зрения плодородия земель яв­ляется как сама доза внесения удобрений, так и какую долю в них занимают органические удобре­ния. В сравнении с Германией, в Украине примене­ние минеральных удобрений ниже в 4…6 раз, что является основной причиной низкой урожайности пищевых и кормовых культур в нашей стране. Орга­нические удобрения в Украине вносятся только на 2% всех посевных площадей, что является крайне низким показателем. Переработанные в биогазо­вых реакторах отходы и продукция АПК могут стать замещающим минеральные удобрения ресурсом, применение которого широко практикуется в Гер­мании. Незначительное использование органиче­ских удобрений в Украине вызвано неразвитостью рынка органических удобрений и органической продукции по сравнению с рынком Германии.

Законы Германии о ВИЭ (EEG), об обращении с отходами (Abfallgesetz), Постановление об удобре­ нии аграрных земель (Dungermittelverordnung) сти­мулируют производство биогаза. Во всех этих за­конодательных актах определены допустимые нор­мы содержания вредных веществ (минимальные и максимальные), описаны способы обращения с отходами (хранение, переработка, вывоз на поля, утилизация). Необходимо внести соответствую­щие поправки в украинский закон об обращении с отходами органического происхождения, а также в административные предписания, регламентирую­щие удобрение аграрных земель.

Важным направлением повышения энергети­ческой эффективности биогазовых технологий в Германии являются рамочные условия для полез­ного использования тепла ТЭЦ на биогазе, а также закачивания биометана в газовые сети. В Украине подобные инициативы отсутствуют. Создание ра­мочных условий для производства биометана по­зволило бы замещать импортный природный газ, а также создать дополнительный экспортный ре­сурс, в покупке которого уже сегодня заинтересо­ваны ряд стран ЕС, в т.ч. и Германия.

Опыт Германии по стимулированию развития ВИЭ, в частности биомассы и биогаза представ­ляет большой интерес для Украины. Создание по­добных рамочных условий в Украине позволило бы нашей стране повторить успешную историю разви­тия ВИЭ, биоэнергетики и биогазовых технологий БГУ в Германии.

БАРЬЕРЫ НА ПУТИ РАЗВИТИЯ ПРОИЗВОДСТВА БИОГАЗА И БИОЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА В ЦЕЛОМ

Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины «Об электроэнергетике» относительно стимулирования производства электроэнергии из альтернативных источников энергии» (№ 5485-VI от 20.11.2012) с нашей точки зрения создал ряд суще­ственных барьеров для развития биоэнергетики и других возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Украине.

Необоснованно низкий коэффициент «зеленого» тарифа для электроэнергии из биогаза

«Зеленые» тарифы на электроэнергию, произ­водимую из возобновляемых источников, действу­ют в Украине с 2009 г. Их величины, установленные Законом № 5485-VI в ноябре 2012 года для пред­приятий, введенных в эксплуатацию в Украине с 1.04.13 г по 31.12.14 г для различных видов ВИЭ приведены в Табл. 5.2.

В целом закон о «зеленых» тарифах в его ис­ходной версии (2009 г) можно считать прогрессив­ным и эффективным механизмом стимулирования сектора производства электроэнергии из ВИЭ. Это был и есть практически единственный действую­щий механизм, поддерживающий проекты в дан­ной области. Но в законе оставались неурегулиро­ванными вопросы «зеленых» тарифов для электро­энергии, произведенной из биогаза, из твердых бытовых отходов, а также при совместном исполь­зовании ископаемых и возобновляемых топлив.

Попытка решения этих проблем была сделана в проекте Закона Украины №10183 от 13.03.2012. Этим законопро­ектом в версии, принятой в пер­вом чтении 3 июля 2012 г, пред­усматривалось установление «зеленого» тарифа для электро­энергии, произведенной из био­газа и бытовых отходов, с коэф­фициентом, соответственно, 2,7 и 3,0. Кроме того, в этой версии было дано корректное определе­ние термина «биомасса», соот­ветствующее директиве ЕС52.

К сожалению, в законопроек­те № 10183 в его версии, приня­той во втором чтении 20 ноября 2012 г и подписанной Президентом Украины как Закон № 5485-VI, произошли принципиальные из­менения, которые перевели его из ранга прогрес­сивного в ранг сдерживающего развитие возоб­новляемой энергетики, в частности биоэнергети­ки, в Украине.

Коэффициент «зеленого» тарифа для электро­энергии, произведенной из биогаза, на предло­женном уровне 2,3 (для объектов, введенных в экс­плуатацию с 01.04.2013 по 31.12.2014) является совершенно недостаточным для развития биога­зовых технологий. При таком коэффициенте сроки окупаемости проектов составят более 12–15 лет, что делает их неприемлемыми для инвестиций. Ре­зультаты экономического анализа, подтверждаю­щие данный вывод, приведены в главе 8.

Некорректное определение термина «биомасса»

Закон Украины №5485-VI вводит в закон «Об электроэнергетике» некорректное определение термина «биомасса»:

«В этом Законе биомассой является не ископае­мое биологически возобновляемое вещество орга­нического происхождения в виде отходов лесного и сельского хозяйства (растениеводства и живот­новодства), рыбного хозяйства и технологически связанных с ними отраслей промышленности, ко­ торое подвергается биологическому разложению, а также составляющая промышленных или быто­вых отходов, которая способна к биологическому разложению».

По сравнению с европейской практикой и опре­делением, которое было принято в первом чтении Закона, после слова «отходы» пропущено слово – «и продукты». То есть биомасса должна включать отходы и продукты лесного и сельского хозяйства, а не только их отходы.

При таком определении биомассы, как в при­нятой окончательной версии Закона, к ней не будут отнесены наиболее распространенные на практи­ке виды биомассы, в частности: дрова, гранулы/ брикеты, щепа и энергетическая верба в качестве топлива для ТЭЦ/ТЭС на биомассе, а также силос кукурузы как сырье для биогазовых установок. Все эти виды биомассы не будут квалифицированы как «отходы». Только это некорректное определение, по нашему мнению, способно полностью остано­вить развитие сектора биоэнергетики в Украине.

ВИЭ

Коэффици­ент повы­шения

«Зеленый» тариф, Евроцентов/кВт·ч, без НДС

«Зеленый» тариф, коп/ кВт·ч, без НДС

Солнце

(3,5-3,7)∙1,8

33,93…35,87

368,30…389,34

Биомасса/ биогаз

2,3

12,39

134,46

Ветер

1,2-2,1

6,46…11,31

70,15…122,77

ГЭС

(1,2-2,0)∙1,8

11,63…19,39

126,27…210,46

В Украине сфера обращения с отходами регу­лируется Законом Украины «Об отходах»53 и рядом других подзаконных актов и нормативно-правовых документов. Согласно Закону к отходам относятся любые вещества, материалы и предметы, образо­вавшиеся в процессе производства или потребле­ния, а также товары (продукция), которые полно­стью или частично потеряли свои потребительские свойства и не имеют дальнейшего использования по месту образования или выявления и от которых их владелец избавляется, имеет намерение или должен избавиться путем утилизации или удаления.

Так, согласно с Государственным классифика­тором отходов, большинство растительного сырья, которое сейчас используется как сырье в биоэнер­гетических проектах, не будет подпадать под опре­деление «биомасса»54.

В частности, относительно кукурузы соот­ветствующий Госклассификатор выделяет та­кие отходы:

0111.2.9.03 Початки кукурузы обрушенные

0111.2.9.04 Стебли кукурузы сухие

также определяется такой вид отходов, как со­лома другая (код 0111.2.9.02).

В связи с вышеизложенным, определение тер­мина «биомасса» должно быть скорректировано следующим образом:

«…биомассой является биологически возоб­новляемое вещество органического происхожде­ния, которое подвергается биологическому раз­ложению (продукты, отходы или остатки лесного и сельского хозяйства (растениеводства и животно­водства), и технологически связанных с ними от­раслей промышленности), а также составляющая промышленных или бытовых отходов, которая спо­собна к биологическому разложению».

Такое определение полностью соответствует мировой и европейской практике, в частности, Ди­рективе Европарламента и Совета 2009/28/EC55, которая обязательна для выполнения Украиной до 1.01.2014 в рамках Договора об основании Энерге­тического Сообщества.

Необоснованные требования относительно доли местной составляющей оборудования, материалов и услуг в общей стоимости про­ектов

Еще до принятия нового закона о «зеленом» тарифе №5485-VI большинство экспертов счита­ли существующие требования к местной состав­ляющей оборудования, материалов и услуг для объектов, претендующих на получение «зеленого» тарифа, неоправданно высокими: 30% для про­ектов, внедряемых с 2013 года, и 50% – начиная с 2014 года. Это связано с тем, что производство большинства видов оборудования или хотя бы их основных комплектующих, на сегодняшний день в Украине не освоено и вряд ли будет освоено в оставшийся короткий срок. Так, украинские произ­водители никогда не выпускали (и вряд ли смогут выпустить в течение ближайших 10 лет) такое вы­сокотехнологичное оборудование как когенераци­онные установки на биогазе мощностью 100–1000 кВтэл, а также специализированное насосное обо­рудование для БГУ.

Правила относительно местной составляющей, которые были введены Законом Украины №5485 от 20.11.2012, только ухудшили ситуацию. Требова­ние по 50% местной составляющей остались, хотя и с отсрочкой для биогаза около полугода по срав­нению с биомассой. Это требование будет приме­няться:

для объектов электроэнергетики на биомассе, строительство которых начато после 01.01.2012 и которые будут введены в эксплуатацию после 01.07.2014;

для объектов электроэнергетики на биогазе, строительство которых начато после 01.01.2012 и которые будут введены в эксплуатацию после 01.01.2015.

Это требование также способно затормозить развитие производства электроэнергии из ВИЭ, а также приведет к монопольному положению не­скольких производителей такого оборудования. Такое требование также противоречит принципу не дискриминации Всемирной торговой организации (ВТО), который предполагает, что одной стране в экономической области на территории другого го­сударства предоставляются такие же условия, льго­ты и преимущества, что и любой другой стране.

Кроме этого, использование требования по местной составляющей противоречит правилам конкуренции, установленным ЕС. Подавляющее большинство стран мира, применяя стимулирую­щие механизмы типа «зеленых» тарифов или «зе­леных» сертификатов, не вводят одновременно с ними требования к местной составляющей.

Терминологические ошибки в описании основ­ных элементов оборудования для объектов электроэнергетики, использующих энергию биомассы и биогаза

Требования к местной составляющей основных элементов оборудования для объектов электро­энергетики, использующих энергию биомассы и биогаза, прописаны в законе Украины №5485 от 20.11.2012 некорректно, с ошибками в термино­логии и без необходимой детализации. В качестве ярких терминологических ошибок можно привести применение терминов «биореактор для гидролиза» (правильно – метантенк или реактор анаэробного сбраживания) и «когенератор» (правильно – коге­нерационная установка).

Такие ошибки приведут к тому, что государ­ственный орган, уполномоченный за выдачу «зе­леного» тарифа (НКРЭ), не сможет утвердить «зе­леные» тарифы для биоэнергетических объектов только на основе того, что в их составе отсутствуют «биореактор для гидролиза» и «когенератор».

Хотя закон касается всех видов биогаза, тре­бования к удельным вкладам в общую стоимость объекта элементов местной составляющей про­писаны только для определенных видов биогазо­вых технологий, включающих «биореактор для ги­дролиза», и не подходят для других видов. Напри­мер, в состав систем сбора и утилизации биогаза на полигонах твердых бытовых отходов не входят «биореакторы для гидролиза». Применение за­кона для биогазовых установок, не включающих «биореактор для гидролиза», будет на практике невозможно.

Дискриминационный подход к биогазовым установкам, которые введены в эксплуатацию до 01.04.2013

Согласно Закону Украины №5485 от 20.11.2012, объекты, которые производят электроэнергию из биогаза и введены в эксплуатацию до 31.03.2013 включительно, не получают «зеленый» тариф. Таких объектов в Украине существует до 10, и построены они были в течение последних лет в ожидании «зе­леного» тарифа на электроэнергию из биогаза. От­каз от предоставления «зеленого» тарифа ставит их в неравное положение с другими биогазовыми объектами, что является, по нашему мнению, глу­боко несправедливым и дискриминационным.

Большинство из перечисленных выше зако­нодательных барьеров может быть преодолено в случае принятия законопроекта № 2946 «О внесе­нии изменений к некоторым законам Украины ка­сательно стимулирования производства электро­энергии из альтернативных источников энергии» от 26.04.201356.

Законопроект 2946 разработан группой депу­татов во главе с Медяником В.Ю. при экспертной поддержке БАУ в целях содействия практической реализации «зеленого» тарифа для объектов элек­троэнергетики, производящих электроэнергию из альтернативных источников энергии. Законопро­ектом предлагаются решения по каждой из про­блем, имеющихся в действующем Законе Украины «Об электроэнергетике». Эти решения научно обо­снованы, учитывают передовой международный опыт и реальную ситуацию в Украине.

Законопроект 2946 рассматривался комитетом по ТЭК ВР Украины 18 июня 2013 г и авторам была дана рекомендация его доработать. Доработанная версия законопроекта была зарегистрирована на сайте ВР 5.07.2013. Ожидается его рассмотрение ВР в сентябре 2013 г.

По сравнению с предыдущей версией указан­ного проекта Закона, авторы в значительной мере учли комментарии и предложения Кабинета Ми­нистров Украины, Главного научно-экспертного управления Верховной Рады Украины и Националь­ной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики.

В частности, авторами было исключено пред­ложение введения «зеленого» тарифа на электро­энергию, производимую при совместном сжига­нии биомассы с ископаемыми топливами. Такое решение связано с возможными сложностями мо­ниторинга и верификации доли биомассы при ее совместном сжигании с ископаемыми топливами, а также с возможным негативным влиянием на со­циально-экономическое положение угледобываю­щих регионов Украины частичного замещения угля биомассой.

В определение «биомасса» было введено уточ­нение, что «биомассой является неископаемое биологически возобновляемое вещество орга­нического происхождения, которое подвержено биологическому разложению (продукты, отходы и остатки лесного и сельского хозяйства (растени­еводства и животноводства), рыбного хозяйства и технологически связанных с ними отраслей про­мышленности), а также составляющая промыш­ленных или бытовых отходов, способная к биоло­гическому разложению». Таким образом, были ис­клю ены любые риски включения в понятие «био­масса» ископаемых топлив.

Введение в действие норм данного законопро­екта предлагается не с 01.04.2013 г, а с 01.01.2014 г, что соответствует вероятной дате принятия его Верховной Радой Украины.

Другие барьеры

Отсутствие нормативной базы. Кроме барье­ров, связанных с Законом №5485, существует так­же проблема отсутствия современной норматив­ной строительной документации (ДБН) для проек­тирования и эксплуатации биогазовых установок и систем сбора биогаза на полигонах ТБО. При этом владельцы проектов и проектирующие организа­ции сталкиваются с необходимостью выпускать Технические условия под каждую внедряемую биогазовую установку, а государственные органы в сфере регулирования строительства, не имея нормативной базы для оценки таких проектов, вы­нуждены субъективно подходить к выдаче разре­шений на строительство. Это приводит к затягива­нию сроков введения проектов в эксплуатацию и излишним затратам владельцев проектов. Поэто­му важно инициировать разработку необходимой нормативной документации в сфере биогазовых проектов с привлечением ведущих специалистов и профильных организаций.

Сложная процедура оформления зелено­го тарифа. В Украине в отличие от большинства стран получение «зеленого» тарифа возможно только после введения электростанции в эксплуа­тацию. Это создает дополнительный риск, который должны принимать на себя разработчики проек­тов и инвесторы. Кроме того, в соответствии с за­коном, НЭК «Укрэнерго» или Облэнерго обязаны компенсировать расходы на подключение проекта к магистральным электросетям. Однако, порядок выплаты компенсации определен лишь частично и на практике не работает. Присоединение к сети и получение Технических Условий на сегодняшний день остается самым непрозрачным этапом всей цепочки получения «зеленого» тарифа. У регуля­торов отсутствуют унифицированные и доступные правила установки таких требований и расчета стоимости подключения. В процессе оформления «зеленого» тарифа зачастую возникает необходи­мость изменения целевого назначения земельных участков.

Сложность применения налоговых льгот при ввозе биоэнергетического оборудования. Еще одним механизмом, призванным стимулировать в т.ч. внедрение биогазовых проектов, являются за­конодательно предусмотренные преференции, как то освобождение от НДС и таможенных сборов. Для импортируемого оборудования перечень оборудо­вания и комплектующих и материалов, которые мо­гут воспользоваться такими преференциями, уста­навливается Постановлением КМУ №444-2008-п (действующая редакция от 20.12.2012). В настоя­щем виде процедура получения льгот непрозрачна и непредсказуема, а поэтому носит дискредитаци­онный характер по отношению к идее стимулиро­вания внедрения проектов ВИЭ с признаками субъ­ективного мотивированного принятия решений о включении отдельных позиций в Перечень.

Отсутствие целевого финансирования про­ектов БГУ украинского производства. Недоста­точный интерес к биогазовым технологиям в каче­стве самостоятельного сектора энергетики в Укра­ине, недостаточно финансирование научных иссле­дований, а главное – отсутствие финансирования пилотных проектов по созданию биогазовых устано­вок не позволяют украинскому производителю пол­ноценно конкурировать з иностранными поставщи­ками БГУ. В то же время, целевое финансирование полного цикла создания наиболее востребованных и экономически оправданных пилотных проектов БГУ украинского производства с последующим ти­ражированием, позволило бы в перспективе задей­ствовать производственные мощности в разных от­раслях промышленности Украины.

Отсутствие действующей программы раз­вития сектора. Важным сигналом со стороны го­сударства было бы задействование программного подхода в сфере развития биогазовых технологий с конкретными целями, источниками финансиро­вания и сроками выполнения. Концепция такой программы подготовлена в качестве Национально­го проекта «Энергия биогаза», но пока не находит должного развития, в т.ч. из-за описанных выше ба­рьеров. Считаем, что активизация развития данного Национального проекта, наряду с преодолением ука­занных барьеров, позволила бы дать необходимый импульс для развития биогазовых технологий в Укра­ине и привлечь инвестиции в биогазовую отрасль.

Доступ к газовым сетям производителей биометана. Сегодня доступ к газовым сетям для украинских производителей биометана не предус­мотрен в нормативных документах и по этой при­чине практически невозможен. Такая возможность должна быть заложена в законодательстве, в част­ности, в необходимых изменениях к принятому в 2010 году закону «О принципах функционирования рынка природного газа». Технически данный про­цесс не представляет сложности, поскольку фи­зические свойства биометана близки к свойствам природного газа.

Следует отметить, что часто изменяющееся законодательство, формирующее неуверенность в среде разработчиков и инвесторов проектов, представляет собой еще один барьер на пути раз­вития производства биогаза в Украине.

Более подробно с аналитическим обзором можно ознакомиться в приложении к данной статье


 

Обсуждение

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →