Зависимость рисков от способа построения схемы финансирования самоокупаемых проектов, реализуемых посредством энергосервисных договоров (контрактов).(В. П. Шингаров - директор ЭСКО ООО «Потенциал», член Консультативного совета Комитета по энергетике ГД ФС РФ, руководитель проектной группы по проблемам ЖКХ и энергетики Экспертного совета при Правительстве Ульяновской области, Заслуженный энергетик России,Почётный работник ЖКХ РФ, К.Т.Н. , профессор. г.Ульяновск).

Энергосервис и финансовые риски реализации проектов.

За прошедшие четыре года после принятия Правительством РФ распоряжения №1830-р от 1 декабря 2009 года "Об утверждении плана мероприятий по энергосбережению и повышению энергетической эффективности в Российской Федерации", так и невыполненным оказался пункт 79, один из самых нужных, на мой взгляд, пунктов распоряжения, установленный IX разделом, именуемым как "Мероприятия по развитию инструментов финансирования мероприятий повышения энергетической эффективности и энергосбережения". Этим пунктом предполагалось, что Минэкономразвития РФ, Минпромторг РФ совместно с тремя российскими банками (ВЭБ, СБ и ВТБ) обеспечат к апрелю 2010 года "разработку типовых тиражируемых инструментов финансирования проектов повышения энергетической эффективности и энергосбережения в первую очередь на основе энергосервисных контрактов".

Неточность формулировки поручения Правительства, а также и оказавшаяся сложность решения позволили исполнителям уйти от разработок. Я уверен, что именно из-за отсутствия типовых проверенных механизмов финансирования проектов энергосбережения до сего времени с массовым запуском энергосервиса в стране так ничего серьёзного и не получается.

Хотя есть другое мнение по оценке состояния энергосервиса. По официальной отчётности Минэнерго РФ в 2013 году в РФ было заключено 119 энергосервисных договоров (или контрактов - расшифровки не содержится), по которым было проинвестировано проектов энергосбережения на сумму 710 млн. рублей. За этот год регионам были выделены федеральные субсидии на энергосберегающие программы в размере 5,7 млрд рублей, из которых освоено 2,7 млрд рублей. В то же время субъекты РФ отчитались, что на свои программы было привлечено 39 млрд. внебюджетных рублей. Из этих фактов Министерство делает вывод, что в стране происходят положительные изменения в области энергосервиса, и что бизнес проявляет значительный интерес к вопросам энергосервиса.

Однако, к месту будет сказано, что проходит уже пятилетка после принятия закона 261-ФЗ "Об энергосбережении …", а мы всё ещё "поштучно" считаем каждый российский ЭСД(К) и рады привлечённым в энергосбережение средствам в размере 39 млрд. рублей на реализацию проектов, которые, кстати, лишь весьма условно отнесены к энергосервисным.

Есть и другие обстоятельства, которые при объективной оценке также не могут вызывать удовлетворение состоянием энергетического сервиса ни в цикле производства энергоресурсов, ни в их транспортировании, ни в сфере потребления. И уж тем более недопустимо говорить о том, что бизнес потянулся к энергосервису, так как он, наоборот, отвернулся от него, несмотря на то, что по версии Всемирного банка потенциал России в энергосбережении составляет 70 млрд. €, из которых 75% находится в сфере производства ресурсов и их передачи.

Вопросы изучения рисков будущих потребностей в энергетике, в том числе и в области энергосервиса, стал отдельной темой в мировой прикладной науке. К сожалению, изучение рисков в развитии энергосервиса в РФ российской науке мало интересен. Конечно же, наш пробел может быть восполнен зарубежным опытом. В частности, проблемы рисков в энергосервисе в РФ интересует Научно-исследовательский Институт прогнозирования будущих потребностей и поведения потребителей (Institute for Future Energy Consumer Needs and Behavior) при Рейнско-Вестфальском техническом университете г. Ахена, который только что провёл научный опрос по теме «Оценка рисков при реализации энергосберегающих проектов на основе энергосервисного договора в России в 2014 году».

Конечно же, немецкий институтский опросник оказался весьма далёким от реально действующих российских рисков на зарождающемся рынке энергосервиса, поэтому ожидать полезных для нас результатов вряд ли придётся. В этой статье мне хотелось бы не только раскрыть причины, по которым у бизнеса есть достаточно веских оснований быть безучастным к энергосервису, но и дать ответы на основные проблемные вопросы, не позволяющие обеспечить массовый запуск энергосервиса. Способ решения одной из заглавных проблем - проблемы финансовых рисков в области энергосервиса, я попытаюсь изложить в этой статье.

Причины рисков финансирования самоокупаемых проектов.

При рассмотрении практики применяемых договорных отношений между участниками реализации проектов (программ), основанных на свойстве окупаемости инвестируемых затрат, несложно заметить, что все эти договорные взаимоотношения строятся по привычным договорам, по основным признакам ничего общего не имеющим с энергосервисным договором. В частности, основным используемым договором, заключаемым между инвестором – исполнителем энергосервисного договора (контракта) (ЭСД(К) и заказчиком, применяется в абсолютном большинстве договор подряда и в некоторых случаях, с участием "матёрых" энергосервисных компаний (ЭСКО) – по условиям ЭСД(К), примерный текст которого вывешен на официальном сайте Минэкономразвития РФ во исполнение выше названного распоряжения ПП РФ №1830.

Старожилы энергосервиса между тем прекрасно знают, что ни тот и ни другой вариант договора не обеспечивают инвестору – исполнителю даже ничтожной доли гарантии в части своевременного получения от заказчика сэкономленных им средств, часть из которых он должен отдать по условиям договора с кредитующим его банком. Дело в том, что вся схема прохождения денежных средств заказчика, предназначенных для оплаты инвестору-исполнителю ЭСД(К), источником которых являются платежи заказчика за ресурсы в объёме сэкономленных средств, на практике вязнет в финансовой несостоятельности заказчика, которому для его хозяйственного оборота всегда не хватает средств. Не хватает, потому что по срокам нужно оплатить более важные статьи расходов, не хватает, потому что его дебиторы не выполнили свои платёжные обязательства, не хватает, потому что доходная часть бюджета оказалась не выполненной, но есть обязательные статьи (по исполнительному производству, налоги и фонды, зарплата), которые также ещё не исполнены по надлежащим срокам.

Работая 5 лет в области энергосбережения с коммунальными и бюджетными заказчиками, мне в 70 из 80 договоров приходилось истребовать от заказчика вознаграждение за реально полученную экономию с задержкой до года, а по наиболее крупным проектам – даже через судебное исполнительное производство (естественно, по предварительной договорённости с субсидируемым заказчиком). И если бы я работал по банковским кредитам, то я бы был 70 раз "подставлен" моими заказчиками и разорён банковскими штрафами за срыв сроков погашения кредита.

Усугубляет ситуацию с высокими рисками и теперешнее состояние системного наращивания задолженности за поставляемые энергоресурсы, в котором находятся коммунальный комплекс, разрушенный до уровня 70% износа, а также организации с участием бюджетного финансирования, которым к тому же в соответствии с законодательством, "тупо" снижаются лимиты бюджетных ассигнований на оплату коммунальных услуг (ресурсов) на 15% за 5 лет, начиная с 2011 года.

На практике получается, что если договорные отношения строятся по выше названным двум вариантам договоров, то риски своевременного получения инвестором-исполнителем сэкономленных средств настолько велики, что становятся основным препятствием в том, что движение энергетического сервиса как нового вида бизнеса так и не становится массовым, без чего задуманное снижение энергоёмкости, особенно в коммунальной и бюджетной сферах, в РФ может оказаться сорванным.

Напрашивается один выход из ситуации – это прекратить действие рисков, вызванных полной зависимостью инвестора – исполнителя от заказчика. Для этого инвестору-исполнителю нужно иметь законное право, по которому он должен стать лицом – получателем платежей заказчика за энергоресурсы. Только в этом случае у него возникают законные способы воздействия на платежи за поставляемую энергию.

Иначе говоря, инвестор-исполнитель по договору энергосервиса должен выполнять также и функции поставщика с заключением отдельного договора купли-продажи с заказчиком, что предусмотрено статьёй 20 закона 261-ФЗ и приказом Минэкономразвития РФ от 11 мая 2010 года №174. Кстати, только по такому варианту построения договорных отношений возможна буквальная реализация требований статьи 72 п.3 Бюджетного кодекса РФ в части оплаты по условиям ЭСД(К), где сказано, что "расходы на оплату таких договоров (контрактов) планируются и осуществляются в составе расходов на оплату соответствующих энергетических ресурсов (услуг на их доставку)". Важным условием принятия исполнителем ЭСД(К) функций по поставке являются положения ст. 26 закона 261-ФЗ , а также исключительное право потребителя в выборе поставщика, установленное законом 35-ФЗ и соответствующими подзаконными нормативно-правовыми актами. Актов императивного действия, аналогичных приведённым в электроэнергетике, не имеется в теплоэнергетике и водоснабжении, но этот правовой пробел легко восполняется организационно-техническими приёмами.

В практической действительности уже скоро пройдёт время лёгких "точечных" проектов, "пенки" энергосберегающих проектов будут сняты и придётся задумываться о проблеме массового запуска самоокупаемых проектов именно в сферах, наиболее нуждающихся в снижении затрат на оплату ресурсов – в ЖКХ и бюджетных учреждениях. И уже сейчас практически доказано, что только снижением рисков можно привлечь частный капитал в процессы модернизации энергопроизводящего, передающего и потребляющего имущества, и ниже приводится способ построения таких отношений, который я назвал "активной формой" энергосервиса.

«Активная форма» ЭСД(К). Схема финансирования самоокупаемых проектов

Действие рисков инвестора-исполнителя ЭСД(К), связанное с зависимостью от состояния платёжеспособности заказчика, существенно будет прекращено при использовании схемы финансирования, предложенной мной в так называемой "активной форме" ЭСД(К) (см. схемы:

- "Договорные отношения …",

- "Схема образования финансового источника …", и

- Пояснение к слайду "Схема образования финансового источника …"

рис 1 Шингаров

рис2 Шингаров

Пояснение к слайду "Образование финансового источника …"

рис 3 Шингаров

В представленных слайдах не даётся раскрытие некоторые понятий, назначение и содержание ряда договорных отношений, поскольку это заняло бы значительное место в статье. Однако представленный материал подготовленному специалисту достаточен, чтобы раскрыть основную сущность предложенной мной схемы, позволяющей аннулировать основной риск, препятствующий массовому запуску энергосервиса на основе привлечения банковских кредитов. Схема финансирования по конструкции "активной формы" договорных отношений является ключевой для решения проблемы привлечения частного капитала в процессы запуска самоокупаемых программ, выполняемых посредством ЭСД(К).

К большому сожалению, пакет разработок (кроме этой разработки для бюджетной сферы и коммунальных предприятий разработаны ещё 4 механизма для реализации самоокупаемых проектов с применением ЭСК) имеет один недостаток - он позволяет реализовать проекты энергосбережения без привлечения бюджетных источников, что вызывает неудовольствие чиновников, причастных к управлению бюджетными средствами, так как самоокупаемый энергосервис разрушает сложившуюся на "бюджетных дрожжах" систему меркантильных интересов. В этой шутке есть не только доля сарказма, но и определённый практический (и даже политический) смысл: энергосервис мог бы стать "локомотивом" разрушения сложившихся коррупционных связей в энергетике, как сама энергетика некогда считалась "локомотивом" экономики, а не её теперешним "могильщиком". Не исключено, что понимание такой угрозы и побуждает сложившуюся корпоративную общность монополий и власти включить "самый малый ход" продвижению энергосервиса.

 

Обсуждение

fluk :: 16:01 23.05.2014 #

22 мая 2014 года в рамках Петербургского международного экономического форума Министерство энергетики России провело панельную дискуссию «Повышение энергоэффективности: кто быстрее - частный сектор или государство?». На этом форуме заместитель Министра энергетики РФ сказал, что за счет реализации энергоэффективных мероприятий обеспечена положительную динамика снижения энергоемкости ВВП.
При этом приводятся показатели достигнутой экономии, цитирую: "Поддержанные государственными субсидиями региональные программы развития энергоэффективности позволили сэкономить почти 30 млн. рублей за последние 2 года."
Говорят о достигнутой экономии, за 2 года целых 30 млн.руб!!! При этом не указывают, каков был размер этих субсидий (по данным подпрограммы "Энергосбережение и повышение энергетической эффективности" на 2013 год было предусмотрено около 47 млрд.руб., и это только бюджетные средства, еще 518 млрд. внебюджетных средств). Судите сами о реальных темпах снижения энергоемкости ВВП.
При этом, обратите внимание, вновь говорят о необходимости внедрения наилучших доступных технологий в области повышения энергоэффективности , не говоря о том, что срочно необходимы способы внедрения этих технологий.
Предлагаемый способ реализации ЭСК (Д), описанный в данной статье, существует уже более 3-х лет, однако власти по сей день остаются к ней равнодушными, продолжая завуалированными фразами скрывать реальное положение дел в сфере энергосбережения.
http://minenergo.gov.ru/press/min_news/18592.html

ktp31 :: 18:44 24.05.2014 #

Камеры сборные одностороннего обслуживания КСО:, КСО-285, КСО-292, КСО-298 на http://proizvodstvoktp.ru/

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →