Главная / Аналитика / Опыт энергосбережения / Технологии энергосбережения

Schneider Electric. Концепция «Умное месторождение»

Интеллектуальные технологии приходят в нефтегазовую отрасль, открывая новые возможности перед добывающими компаниями. О преимуществах концепции «Умное месторождение» и ее отличиях от традиционных методов автоматизации рассказывает Михаил Черкасов, директор департамента «Нефть и газ» компании Schneider Electric.

Schneider Electric. Концепция «Умное месторождение»

— «Умное месторождение» — в чем состоит его общая идея, по мнению Schneider Electric?

— В первую очередь, «умное месторождение» — это система управления процессом добычи, которая позволяет, с одной стороны увеличить производство нефти или газа, а с другой оптимизировать затраты на потребляемую энергию. Еще одна немаловажная часть — это возможность управлять нефтяным пластом, причем контролировать процесс добычи таким образом, чтобы не нанести ущерба самому месторождению.

— Каким критериям должны отвечать smart fields?

— Интересный вопрос. На сегодняшний день нет четко выделенных критериев, однако, есть ряд условий. На мой взгляд, в первую очередь, внедряемая интеллектуальная система должна соответствовать реальным моделям месторождения: геологической и географической. Кроме того, в ее основу должна быть положена технологическая модель, определяющая способ организации и оптимальные методы добычи. Без опоры на эти модели невозможно выстроить целостную систему управления месторождением. Второй важный момент — определение каналов связи для получения данных от датчиков в режиме реального времени, выбор систем, обеспечивающих оптимизацию процессов и сценариев добычи, и принятие решений по ежедневным операциям.

Ну и наконец, smart field должны соответствовать стандартам, в частности стандарту ИСО 15926, который является базовым для построения концепции интеллектуального месторождения.

— Каковы задачи и цели технологии «умное месторождения»?

— Как уже было сказано, основная идея smart field — увеличение объемов добычи и сокращение издержек на этот процесс. При этом «умное» управление позволяет обеспечить наибольший жизненный цикл нефтяному или газовому пласту.

— В чем главные преимущества технологии?

— Технология называется интеллектуальной, потому что в отличие от традиционных систем автоматизации она позволяет гибко подстраиваться под конкретные условия. На основе обратной связи с объектом Smart field в режиме реального времени обеспечивает корректировку действий с целью достичь максимальной добычи. Также интеллектуальные системы предоставляют возможность моделировать события и ситуации, применяя событийность «если…, то…». Благодаря этому пользователь может пробовать новые сценарии не на реальном объекте, а в компьютерной программе, с использованием актуальных данных с конкретного объекта. Моделирование не только позволяет экономить средства, но и дает понимание, как уйти от возможных аварийных ситуаций. Еще одна из функций smart field — это прогнозирование на краткосрочную перспективу.

— Какие системы и решения в области smart filed и высокотехнологичных скважин предлагает SE?

— Мы предлагаем системы моделирования, системы управления насосами различных типов (штанговых глубинных, погружных, винтовых), а также решения по системам телемеханики на основе проводных и беспроводных датчиков — в зависимости от развитости инфраструктуры на объекте заказчика. Такие системы позволяют получать данные в режиме реального времени по параметрам процесса добычи и могут быть использованы для моделирования процессов внутри пласта.

Кроме того, в числе наших решений система отображения и анализа данных для управления одной скважиной, группой скважин и даже целым месторождением. Есть система для диспетчеризации энергопотребления на добывающей площадке. Она обладает широким набором функций — от технического учета электроэнергии до распределения энергоснабжения.

Все эти системы взаимосвязаны между собой и позволяют нам предлагать комплексные решения, как в плоскости обеспечения энергоснабжения, так и в плоскости автоматизации. Помимо этого, недавно у нас появилось предложение по системам бесперебойного питания для месторождений с нестабильным энергообеспечением.

На ряде объектов в России и за рубежом уже успешно работают те или иные компоненты концепции smart field, разработанные Schneider Electric, но внедрять весь комплекс технологий на одном объекте нам пока не приходилось. Мы надеемся, что в ближайшее время такой шанс представится, и мы сможем на практике продемонстрировать все возможности и преимущества комплексного решения.

— На базе каких информационных технологий функционирует «умное месторождение»?

— Если говорить про информационные технологии, то здесь выбор происходит в диалоге с заказчиком: мы смотрим, что ему впоследствии будет легче эксплуатировать, что кажется более надежным. В зависимости от необходимости у нас есть решения и под проверенные временем клиент-серверные идеологии, и под более современные — облачные. На мой взгляд, сегодня в тренде именно облачные технологии, которые уже давным-давно осуществили прорыв в ИТ-сфере и сейчас демонстрируют свои преимущества в области автоматизации.

— Обоснуйте, пожалуйста, конкурентоспособность вашего предложения.

— Компании, работающие в этой области, если смотреть глобально, движутся примерно в одном направлении. Однако те или иные конкретные решения, предлагаемые заказчику, могут быть развиты лучше или хуже. И здесь на первый план выйдет способность производителя или интегратора представить комплексное решение. Топ-менеджерам нефтегазовых компаний не интересно обсуждать уровень технологического оборудования для того или иного процесса. Диалог в первую очередь идет по поводу той выгоды и тех возможностей, которые получит компания при внедрении комплексного решения.

Предлагает ли Schneider Electric интеллектуальные решения «под ключ»?

— Мы одни из немногих, кто может предложить целостную концепцию интеллектуального месторождения. Сейчас мы готовы выступить в качестве MAC-MEC-контактора (Main electrical contractor - Main automation contractor), то есть сделать «под ключ» систему автоматизации всех процессов добычи и при этом решить вопросы электроснабжения на объекте. Такое комплексное решение в двух областях, работающее на всех уровнях: от полевых устройств до системы распределения электроснабжения на площадке — позволит получить максимальный эффект по интенсификации добычи и экономии энергоресурсов.

— Расскажите подробнее, как эти решения могу повлиять на эффективность разработки и повысить добычу? Сколько заказчик сможет сэкономить?

— Smart field позволяет контролировать и оптимизировать весь процесс добычи. За счет внедрения интеллектуальной системы, во-первых, можно сократить время простоев оборудования. Во-вторых, в результате оптимизации происходит сокращение затрат на электричество, пар, воду и прочие энергоресурсы, которые потребляются в процессе добычи углеводородов.

Уровень экономии клиента может оказаться разным. Если говорить о затратах на электроэнергию, то можно сократить расходы на 20-25%. Результаты управления пластом оценивать сложнее. Как правило, управление пластом осуществляется путем заказчики в него газа или воды, и smart field позволяет закачать именно то количество, которое необходимо в данный конкретный момент. Таким образом, получается двойной эффект: сокращаются затраты на электроэнергию, обеспечивающую работу насосов, а также на саму воду — ее приобретение и очистку. Но есть и третий, не менее важный аспект. Зная, сколько нужно закачать воды в пласт, можно сохранить баланс и избежать чрезмерного обводнения месторождения. И здесь речь уже не только об эффективности добычи, но и о сохранности месторождения на перспективу.

— Как давно эта технология предлагается компанией на российском рынке?

— Технология «умного месторождения» появилась на российском рынке лет пять-семь тому назад. Schneider Electric начал развивать данное направление в России примерно в этот же период.

В мире о концепции smart field заговорили чуть раньше, но заметного отрыва российского рынка от мирового нет. Но есть особенность: российское нефтегазовое сообщество достаточно консервативно, и никто не хочет экспериментировать на своих объектах. В российских компаниях любят сначала посмотреть на примеры подобных внедрений и эффект, который удалось получить. И только после этого принимают решение, пробовать ли у себя новую технологию.

Сегодня многие российские компании уже рассматривают возможность внедрения технологии «умного месторождения» — среди них «Газпромнефть», «Роснефть», «Лукойл», «Татнефть». Сегодня практически все нефтегазовые компании готовы вкладывать в собственную эффективность: в условиях падающей добычи недостаточно заниматься автоматизацией месторождений, необходимо оптимизировать процессы управления нефтяным пластом и потребления энергоресурсов. И в решении этих задач технологии smart field — идеальный инструмент.

 

Обсуждение

 

Написать комментарий

 
SEDMAX

Опрос

Законодательное обеспечение повышения энергоэффективности





 

Все опросы Все опросы →

Опрос

Использование современных инструментов для организации энергосбережения





 

Все опросы Все опросы →